«ZOOM — Карантинная история» | Журнал Дагестан

«ZOOM — Карантинная история»

Дата публикации: 26.12.2023

Елена Борода, Тамбов

Счастливые и несчастливые дни Людмилы Беловеской История

Предисловие Дорогие читатели! Мы в предвкушении интересного пути в прошлое, которое чем дальше от нас,...

11 часов назад

Музеи Дагестана и России объединяются в рамках... Кунацкая

В рамках федерального проекта «Музейные маршруты России» были заключены договора о сотрудничестве между...

11 часов назад

«Дагестанские фанфары» Культура

На летней эстраде Дагестанской филармонии состоялся концерт Регионального фестиваля духовых оркестров...

3 дня назад

Дым Литература

Татьяна Стоянова, Москва Поэт, куратор литературных проектов. С 2015 года занимается продвижением...

3 дня назад

Российский писатель, филолог, литературный критик. Автор повестей для подростков (изданных в «Эксмо», «Аквилегия-М», «Речь», «КомпасГид», «Издательский дом Мещерякова» и других), научных и критических статей в журналах «Вопросы литературы», «Знамя», «Октябрь» и других.

Лауреат премии им. В. Крапивина (2011). Финалист премии «Книгуру» (2018).

Доктор филологических наук. Область научных интересов — отечественная научная фантастика, детская и подростковая литература. Преподаёт в университетских профильных классах Тамбовского государственного университета им. Г.Р. Державина.

О СЕБЕ

Я люблю читать с детства. До сих пор мое любимое занятие — сидеть (или лежать) с интересной книгой. Если при этом грызть яблоко или какие-нибудь орехи — вообще идеально. Я настолько погружалась в мир любимых книг, что мне было жаль расставаться с героями, и я начинала придумывать продолжение историй. Наверное, с этого и началось мое собственное творчество.

Хотя слово «творчество» я не люблю. Предпочитаю называть процесс создания текста менее громко — работой. Я вообще не люблю громких слов, заглавных букв, шума, блеска, суеты и пафоса.

Чего у меня в избытке? — Любви, общения, материала для книг: я работаю с подростками, они не дают скучать и расслабиться тоже не позволяют. Кроме того, у меня два сына, с которыми тоже не соскучишься. На отсутствие сил и вдохновения тоже не жалуюсь, я вообще не чувствую зависимости от таких вещей, не нужен мне никакой настрой, я сажусь и пишу. Но вот процесс погружения необходим для того, чтобы создать стоящую вещь. Чего мне не хватает? — Времени. Только времени.

Спасибо всем, кто пришёл на презентацию моих книг, прешедшую на фестивале «Тарки-Тау»!

Елена Борода

Цитаты из повести «ZOOM — Карантинная история»

Может быть, нет ничего страшного в том, чтобы сойти с дистанции? Иногда можно посидеть у запасного выхода, пока все душат друг друга у парадного.

Жерло наших вулканов не прочистить так же легко, как на планете Маленького принца. Но мы ведь даже не пытаемся! Не чистить жерла, конечно, а приводить в порядок свою планету.

Можно встречать проблемы, как снежный ком — в лоб, подминая под себя и наворачивая, от этого самому станови́ться тяжелее и катиться дальше, пока силы не кончатся. А можно лететь, как воздушный шарик, и оставлять препятствия внизу — когда смотришь на них с высоты, они вроде и не препятствия больше.

Ну почему, почему самыми слабыми звеньями в драгоценной цепи твоего опыта становятся друзья или те, кого ты хотел бы считать друзьями? От врагов можно ждать удара или сопротивления, и они почти всегда оправдывают ожидания. А от друзей ждёшь слишком многого, но они не обязаны нести такую ношу, да часто и не знают о ней…

От счастья намного легче отказаться, если не знаешь счастье в лицо.

Тайные слова, насмешки, косые взгляды — они мелькают в растущей пустоте вёрткими льдинками, группируются где-то за спиной, отделяя тебя от остальных; и когда ты осмелишься обернуться — видишь, что в лицо тебе уже нацелены острые ледяные копья, а вокруг — никого.

Этот злобный коронавирус на самом деле такой глобальный тест. Один на всех. Когда мы удалились друг от друга и уселись каждый перед своим экраном, стало ясно, кто на самом деле близкий, а кто чужой.