Жена — одна профессия, сваха — совсем другая | Журнал Дагестан

Жена — одна профессия, сваха — совсем другая

Дата публикации: 27.04.2024

Ахмедхан Кишов

«ЭХО БДФ — Дагестан» Кунацкая

Зима 2023-24 гг. началась для махачкалинцев с большой удачи: в столице прошла девятая региональная программа...

7 часов назад

Любишь ли ты поэзию так, как люблю ее я Культура

К 155-летию со дня рождения основоположника дагестанской, лезгинской литературы, народного поэта Дагестана...

8 часов назад

Зазеркалье Закарьи Закарьяева Изобразительное искусство

Ассамбляж, васте-арт, джан-арт, ресайклинг-арт, стимпанк, стрит-арт, трэш-арт. Современные художники...

4 дня назад

«Нити»: проект  о дружбе и добрососедстве Изобразительное искусство

Рассказ о Дагестане, его культуре и истории, уникальной природе в фотографии — это проект «Нити», основатели...

4 дня назад

Над рекой стоит гора, под горой течёт Кура,
За Курой шумит базар, за базаром Авлабар
Бесконечный и беспечный, шумный вечно наш Авлабар!
Всех мудрей там мудрецы, всех богаче там купцы,
И у каждого купца в доме дочь имеется –
Все брюнетки, все кокетки, все конфетки, все для тебя!

Всё на месте, и Кура, и Авлабар. На месте и базар, как же без него в Тбилиси. А уж брюнетками Грузия никак не могла оскудеть. Думал ли Авксентий Цагарели, когда почти 150 лет назад писал пьесу о похождениях свахи из Авлабара, что увековечивает её образ? Да и себя самого. А может, писал потому, что просто не мог иначе? Мы этого не знаем. Как бы то ни было, «Ханума» с тех пор путешествует по театральным подмосткам и останавливаться не собирается, знакомя зрителей с нравами Тифлиса позапрошлого века.

Пьеса была написана для бенефиса жены драматурга, актрисы Нато Габуния в 1882 году, на премьеру был приглашён ансамбль народных инструментов, под аккомпанемент которого Нато танцевала танец «лекури». Пьеса быстро набрала популярность, выдержала множество постановок, была переведена на русский и армянский языки.

В 1919 году по её мотивам композитор Виктор Долидзе написал оперу «Кето и Котэ», экранизирована пьеса была тоже одной из первых, в 1924 году, тогда это была немая лента. Полноценная лирическая комедия, под тем же что и опера названием, была снята в Тбилиси в 1948 году. Она доступна к просмотру и сейчас, на грузинском и русском языках.

В 1972 году комедиографы Борис Рацер и Владимир Константинов написали свою версию пьесы, по которой в том же году Георгий Товстоногов поставил всем нам известную «Хануму» в содружестве с композитором Гия Канчели.

Посередине весны Русский драматический театр имени Максима Горького представил на суд зрителя музыкальную комедию «Ханума» в постановке Дениса Малютина. Сюжет пьесы общеизвестен, ситуация нам на Кавказе не чуждая. Оглянитесь, и вы наверняка найдёте и когда-то богатого, но знатного пропойцу, спустившего семейное состояние на гулянки, его несчастную сестру, так и не вышедшую замуж, и бедного племянника, вынужденного работать, что ему «не по статусу». А уж нуворишей, желающих породниться с «хорошей семьёй», хоть отбавляй. Соответственно в пронырливых свахах недостатка нет.

И вот мы в Тифлисе, в населённом преимущественно армянами районе Авлабар. На дворе конец XIX века. Впрочем, так ли это, непонятно, никаких видов старого города нет вокруг лаконичной, универсальной декорации тёмная сизая мгла. Домысливать, каков был антураж, окружающий героев пьесы, художник-постановщик спектакля Николай Чернышев предоставил зрителям.

Впрочем, догадаться нетрудно, постановка начинается с зажигательного грузинского танца с бочками. Да, да, именно так, танцоры выкатывают на сцену ещё один элемент декорации разноцветные железные бочки, которые азартно катят друг на друга. Получился вполне себе «говорящий» символический элемент сценографии.

Знаете, кого больше всего жалко? Вспомните, кто из всех героев «Ханумы» ничего не получил? Несчастная Текле (Мадина Кадиева), сестра князя-пропойцы Вано Пантиашвили (Алексей Тимохин), что бьётся, как птичка в клетке, стараясь устроить жизнь брата. Из-за него она не выходит замуж, и даже свахи Ханума (Алина Абдулганиева) и Кабато (Диана Джахбарова) не берутся найти ей жениха – такая несправедливость! Может когда-нибудь догадаются выдать её замуж, думаю, режиссёру такое доброе дело зачтётся.

Все остальные, в конце концов, получают желаемое: Тимотэ (Руслан Мусаев) – деньги от обеих свах, Акоп (Артур Джахбаров) – Хануму в жёны, Микич Котрянц (Владимир Мещерин) – герб на свой экипаж, его дочь Сона (Влада Алёшина) – любимого Котэ (Данил Ганюшкин). И даже Ануш, мать Микича (Любовь Данилова) счастлива, её душа теперь спокойна за внучку.

С другой стороны, может сложиться впечатление, что для достижения желаемого можно идти на любой подлог и обман. На какие только ухищрения не идёт Ханума ради достижения своих целей, даже пробирается в мужскую баню. Поединок с Кабато, в котором в ход идёт всё что под руку попадётся, предельно красноречиво показывает царящие тут нравы.

Не уступают ей и другие герои пьесы: Кабато и Текле то и дело хватаются за ножи, действием доказывая, что они кавказские женщины, Тимотэ берёт деньги от обеих свах, ведь хозяин давно ему не платит. О князе не стоит и говорить, этот бессовестный человек – раб своих страстей. Каждый думает только о личном благе. Так что, выходит, все средства хороши, борись и будешь счастлив в отвоёванной лакуне – таков урок пьесы.

Но прежде всего «Ханума» – это весёлая музыкальная комедия, где не обязательно думать и считывать образы, можно хохотать над нелепыми, порой доведёнными до гротеска, поступками героев постановки. Алина Абдулганиева ожидаемо прекрасна, эксцентрична и смела. Правда, она была недостаточно страшна, когда выдавала себя за Сону, нарисованные усики не могли так сильно испугать князя. Страшнее надо, страшнее!

Алексей Тимохин сибаритствовал на сцене вполне органично, типаж у него вполне себе «княжеский». Не уступал ему и Владимир Мещерин — настоящий армянский купец.

Обрадовала Диана Джахбарова. Её гротесковая, весьма объёмная в определённых местах сваха, чуть что в ярости хватающаяся за нож, попала в самое «яблочко» образа. Вспомните, на любом восточном рынке есть такие типажи. Какие только эмоции не изображала Мадина Кадиева, мастерски владеющая не только кинжалом, но и искусством мимики, любо дорого было смотреть.

За тем, с какой самоотверженностью кувыркался по сцене Руслан Мусаев, невозможно было наблюдать без смеха. Артур Джахбаров был серьёзен и романтичен, а как иначе, ведь он слуга серьёзного делового человека.

Порадовала бдительная Любовь Данилова, у неё, как у того водителя с большим стажем, не проскочишь! Не зря, ох, не зря её старческие ходунки были украшены автомобильным номером.

Влада Алёшина и Данил Ганюшкин эти двое «оранжевых» влюблённых подарили зрителю немало полных романтики минут. Рыжий цвет – символ огня, борьбы и храбрости, поэтому гротесковые огненные косы Влады смотрелись очень символично.

От всего дружного актёрского ансамбля получаешь огромное удовольствие и радость, здесь нет первых и вторых дыхание жизни и творчества едино, каждый персонаж привлекает достоверностью психологических и пластических характеристик (балетмейстер Курбан Рамазанов), цельное мозаичное панно собирается из каждой сцены и маленького эпизода. Динамика мизансцен и танцевальных номеров не давала зрителю отвлечься, в результате комедия положений обрела живое дыхание.

Спорным моментом стал отказ от ставшей уже классической для этой постановки музыки Гия Канчели. Режиссёр, сам занимавшийся подбором музыкального материала, использовал в спектакле современные эстрадные композиции. И если «Саксофон» Гусейна Манапова в исполнении Артура Джахбарова особых возражений не вызвал, то кавер Егора Крида на песню «Миллион алых роз», спетый Данилом Ганюшкиным, породил яростные споры среди зрителей.

Если развивать мысль в этой логике, то режиссёру можно было пойти дальше, перенеся действие в Махачкалу. Возможно, тогда не возникло бы такого диссонанса. «Миллион алых роз» в устах Котэ Пантиашвили из Тифлиса конца XIX века всё же звучит немного нелогично. Но, режиссер, безусловно, имеет свой взгляд и свои резоны.

Во всяком случае, «Dro Gavida» из репертуара Нино Чхеидзе в исполнении Алины Абдулганиевой была прекрасна и завела зал. А аншлаг во время следующих один за другим премьерных показов свидетельствовал о несомненном успехе постановки

А где Гулико Махнадзе, несчастная невеста князя Вано Пантиашвили, спросите вы? Кто её играл? Сохраним интригу: вы узнаете об этом, когда придёте на показ спектакля.

Фото автора.