Жажда счастья | Журнал Дагестан

Жажда счастья

Дата публикации: 17.11.2023

Гаджиев Марат

Каменные крылья Сосланбека Едзиева Культура

ВСЁ-ТАКИ ФОТОГРАФИЯ — МОЩНОЕ И ПРЕКРАСНОЕ ИЗОБРЕТЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА! СМОТРИШЬ И ЗАНОВО ПЕРЕЖИВАЕШЬ ВСЮ...

2 дня назад

День рождения Сулеймана Стальского Даты

День рождения великого поэта, классика дагестанской литературы поклонники его таланта решили отметить у...

2 дня назад

Читать — и никаких гвоздей! Новости

Разговор с заслуженным учителем Республики Дагестан, «Учителем года РД — 1993», кандидатом филологических...

3 дня назад

Оранжевые бараны и золотые жеребцы Дастархан

23 мая на стадионе «Анжи-Арена» около Каспийска открылась XXIV Российская выставка племенных овец и коз. На неё...

3 дня назад

Муэтдин (Мугутдин) Чаринов известен широкому кругу дагестанских читателей прежде всего как поэт, драматург и переводчик. Его письма и прозаические зарисовки не выходили в советской печати.

* * *

На одном дыхании прочитал повесть Чаринова. Представьте себе: она написана молодым человеком 97 лет назад. А сам автор родился 130 лет назад и, несмотря на короткую жизнь, оставил после себя замечательные труды. Помнят ли об этой дате в Дагестане, кроме, пожалуй, наследников писателя? Не уверен. Поэтому мы решили вспомнить о выдающемся человеке, дагестанском ученом-просветителе и опубликовать его небольшую повесть целиком. Отмечу особо: это делается впервые!

Возможно, Мугутдин (Муэтдин) Чаринов печатал «Шарики» сразу после написания, — допустимое предположение. Через несколько лет, во время работы в институте с рукописными фондами, Чаринов будет арестован по ложному обвинению и умрёт в тюремной больнице. В своих воспоминаниях о Чаринове литературовед Наталья Капиева пишет: «…он однажды вынул из письменного стола и дал мне прочесть рукопись, напечатанную на машинке, — повесть «Цветные шарики». Кажется, она не была опубликована ни на родном, ни на русском языке. В том виде, в котором он мне ее дал, повесть была незаконченной». Текст, которой публикует журнал, набран с завершенного варианта рукописи. По-моему, это произведение читается как «ода» юношеским мечтам и устремлениям, поискам настоящей любви и верной дружбы. Вполне возможно, её не пустили в печать, поскольку не увидели в тексте воспитательной идеи в духе времени. Но стоит ли возлагать такую ответственность на молодую, находящуюся в поре становления личность? Сюжеты, диалоги хорошо вписываются в контекст короткой эпохи послереволюционного романтического периода строительства «новой жизни». Совсем скоро в Стране Советов начнут закручивать гайки, и любая безыдейность будет подвергаться критике и преследованию.

События повести происходят в момент реального землетрясения в Крыму. Произведение Чаринова стало документальной повестью, поскольку многие из её героев действительно жили и работали в Никитском ботаническом саду. Например, Владимир Мартынович Арциховский или Иван Николаевич Рябов. В повести раскрывается ещё один талант Чаринова — его тонкая наблюдательность. Он скрупулезно фиксирует все детали происходящих событий, природные явления, реакции людей, создаёт психологические портреты героев. Мне всё больше кажется, что повесть в основе своей была дневником молодого писателя и лишь потом получила литературную обработку. В повествовании упоминаются личности разных сословных групп и национальностей, описывается бесшабашный дух молодежной коммуны, роскошь дворцов Крыма и съёмные углы практикантов. Сюжет дополняют многочисленные описания экзотических цветов и деревьев, голубое небо Крыма, бескрайность горизонта над летним морем и любовные свидания молодых людей…

Вся эта идиллия обязательно закончится:

«Побыв еще три с половиною месяца после землетрясения в Крыму, закончив свою работу, Джемиль уехал к себе на родину и поступил на работу. Эммочка осталась в Крыму же, всё худела, болела и изменилась. Иосиф некоторое время работал в Грузии, затем перебрался в Дагестан и устроился на консервзаводе. Карменчик в Ленинграде вышла замуж. Остальные также разбрелись по разным углам СССР и устроились кто как мог».

Всё как всегда. Не спешите судить молодость за её неразборчивость: во всём виноват этот опьяняющий воздух свободы! Герои повести так молоды, что ещё не знают: завтра может не наступить, и «шарики» останутся в их памяти самым ярким воспоминанием о прекрасном времени в Никитсаде.

Журнал «Дагестан» благодарит Маазат Чаринову и её родственников за возможность публикации повести и фотографий из архива Мугутдина Чаринова. Романс, написанный им на лакском языке, — «Жажда счастья» — хорошо перекликается с темой повести.

ТАЛИХIРАХССА 
МЯКЬ 

Хьхьу лагавай дия, чани гъан хьуна... 
ЦIукул хъирив цIуку ссавний левщуна... 
Мажлис къуртал хьуна, 
гъалгъа бавцIуна... 
Цинявппа пашмансса пикрирдавн лавгна... 
Агь, ттул дакI цакуццуй цIурхьхьу тIий дия, 
ТалихIрахсса мякьлил кьаркьун най дия, 
ТIааьнсса тIуркIулух, тIутIах ва ччаврих 
Гьарай тIий, мадад тIий леххаврий дия. 
РояльданучIан ца микку гъан хьуна, 
Кьабагъсса бандурдийн кIисри щун бувна... 
Гьавасрансса чаврил балай бувкуна... 
ЧIурду аьтIий лавгун архний ливтIуна... 
Агь, ттул дакI цакуццуй цIурхьхьу тIий дия, 
ТалихIрахсса мякьлил кьаркьун най дия, 
ТIааьнсса тIуркIулух, тIутIах ва ччаврих 
Гьарай тIий, мадад тIий леххаврий дия. 
Уттара дур хьхьурдал хIал 
ттуйх бувккуна, 
Нярал заэвшиву ялун лирчуна... 
Экьи къаларг мукьал дакI къума дуллай, 
ТIааьну захIматсса хIал чурххайн бивна... 
Агь, ттул дакI цакуцну цIурхьхьу тIий дия, 
ТалихIрахсса мякьлил кьаркьун най дия, 
ТIааьнсса тIуркIулух, тIутIах ва ччаврих, 
Гьарай тIий, мадад тIий леххаврий дия.


«Мурад! На днях закончил эту работу только потому, что «они» не дали мне кончить, а после того, как разбил, убил эту работу, меня преследуют упрёками те же. Дарю её с спокойным сердцем тебе, зная, что ты сочувствуешь мне, что (стёрто)тем, которому (неразборчиво). Крепкого (неразборчиво) здоровья. Всегда твой, Саридж Хасбулат 19.09.29 г.» Сбоку приписка «Рядом со мной Юсуф Моллаев.»
ЖАЖДА СЧАСТЬЯ 
(романс) 

Ночь уходила, рассвет подошёл, 
Звезда за звездой на небе погасли, 
Встреча подошла к концу, 
разговор остановился, 
Все в печальные мысли ушли... 
Ах, моё сердце так заныло, 
Жаждой счастья иссохло, 
По приятной игре, цветам и любви 
Кричало, умоляло, рыдало. 
К роялю тогда один из нас подошёл, 
Молчащих клавишей пальцы коснулись, 
Страстной любви песня раздалась, 
Звуки, плача, умерли вдалеке. 
Ах, моё сердце так заныло, 
Жаждой счастья иссохло, 
По приятной игре, цветам и любви 
Кричало, умоляло, рыдало. 
Бессонных ночей состояние 
(слабость) вошло в меня, 
Слабость нервов вышла наружу. 
Непролившиеся слезы душу теснили, 
Приятно-тяжелое состояние в тело вошло. 
Ах, моё сердце так заныло, 
Жаждой счастья иссохло, 
По приятной игре, цветам и любви 
Кричало, умоляло, рыдало. 

Подстрочный перевод 
Маазат Чариновой

Повесть Мугутдина (Муэтдина) Чаринова «Шарики» можно прочитать здесь. https://www.dagjur.com/shariki/

Буйнакск. Летние педкурсы
1-я Дагестанская орфографическая конференция
Мугутдин Чаринов — сидит, справа налево третий. Девятым в ряду сидит профессор Гаджи
Муркелинский. Позади Муркелинского, третий вправо — Давуд Ибрагимов (усатый), математик
из Кумуха, десятый — Ибрагимхалил Курбаналиев. Слева от Абдурахмана Исаева, Эффенди
Капиев. Рядом Эфенди Гитинаев, Гусейн Гази, ученый-лингвист, правее Исаева Минкаил Алиев,
правее его Гаджи Гусейн Абиссинский, правее и выше в светлой кепке Абдурахман Омаршаев.
Рядом справа (в группе из 5 человек) с пятном на шапке Магомед Омаров и его сын Адзи Омаров.
Сектор литературы ДНИИ, 1931 г.На снимке (слева направо): Э. Капиев, Борис Митрофанович Городецкий, И. Аурбиев., Н. Славинская (Феденцева), Пётр Ковалев, М. Чаринов