Земля и камни Тагира Гапурова | Журнал Дагестан

Земля и камни Тагира Гапурова

Дата публикации: 16.02.2024

Татьяна Петенина, искусствовед, заместитель директора ГБУ РД «Музей-заповедник — этнографический комплекс «Дагестанский аул»

«Порт-Петровские Ассамблеи — 2024» Культура

В столице Дагестана стартовал XVII Международный музыкальный фестиваль «Порт-Петровские...

18 часов назад

Весенние звёзды. Глава из повести Литература

Музафер ДзасоховНародный поэт Осетии, прозаик, переводчик, публицист, лауреат Государственной премии им. К....

18 часов назад

Летопись героических дней История

Республика готовится встретить очередную годовщину победы в Великой Отечественной войне. В преддверии...

5 дней назад

«Я та, что к солнцу поднялась!» Изобразительное искусство

Юбилейная ретроспективная выставка, посвященная 120-летию со дня рождения известной русской, иранской и...

5 дней назад

В последние годы в Дагестане весьма активизировалась выставочная деятельность музеев, галерей, художественных центров, что говорит не только о зрелости дагестанской изобразительной культуры в целом, но и повышенном интересе дагестанского общества к современному искусству. Сегодня в республике одновременно может проходить до десяти и более выставок, самых разнообразных по концепции, содержанию и дизайну экспозиции, информационному сопровождению. Многие из них становятся ярким событием в культурной жизни города, республики. Путь же от зарождения замысла выставки до вернисажа долгий и часто непростой.

Идея выставки «Земля и камни» возникла, когда художник Тагир Гапуров увидел в фондах музея «Дагестанский аул» предметы горского быта и земледельческого инвентаря, которые никогда не выставлялись прежде. Это были двухколесные арбы и отдельные колеса к ним, молотильные доски, древнейший на Кавказе деревянный плуг «пуруц», ярмо для быков, каменные жернова-зернотёрки, каток для укатывания земляной крыши после дождя и многое другое.

Всё это, казалось бы, примитивное и грубое с виду, но гениальное в своей простоте и конструктивной целесообразности, верно служило горцам на протяжении веков в их суровом жизненном укладе. Главное же в контексте данного проекта — абсолютная эстетическая полноценность этих, казалось бы, немудрёных орудий труда. Сохранившись до наших дней, все они сегодня смотрятся как настоящие арт-объекты, достойные войти в экспозицию современной концептуальной выставки.

Оказалось, что экспонаты этнографического музея органично сочетаются с творчеством Тагира Гапурова — одного из самых креативных дагестанских художников, соединившего во всей своей многогранной деятельности (проектной, дизайнерской, педагогической, общественной), в самом образе жизни, в художественном мышлении и эстетических воззрениях традиционализм и новаторство, глубокое восприятие народной культуры с не менее глубоким пониманием формообразующих принципов современного искусства.

Молотильная доска. Из фондов этнографического комплекса «Дагестанский аул»

Тагир Гапуров (1956 г. р.) принадлежит к среднему поколению представителей дагестанского ИЗО и, несомненно, занимает в нём особое место. Немногословный, скромный, не претендующий на особое внимание со стороны искусствоведов и журналистов, Тагир Убайдатович Гапуров вот уже несколько десятилетий продолжает распахивать свое «поле», разрабатывать некогда обретенную «жилу». И она оказалась поистине неисчерпаемой. Это многовековая культура народов Дагестана, мощная корневая система, которая питает горцев с детства, — суровая могучая природа и порожденный ею суровый, аскетичный характер человека, его неразрывная связь с землей-кормилицей, чувство дома, родного очага, ощущение причастности к истории и судьбе своего народа…

Тагир родом из маленького аварского селения Хоточ Гунибского района. Аварцы, живущие высоко в горах, называют хоточинцев «хьиндалал», что означает «жители долины» — то есть люди более изнеженные, живущие в благодатных условиях, где растут фрукты и виноград (хотя говорить о легких условиях жизни в горах вообще не приходится). Хоточинцы, предки Тагира, практически не воевали, брались за оружие лишь тогда, когда вынуждали обстоятельства, не занимались они особо и художественными ремеслами. Они всегда трудились на земле: выращивали рожь, пшеницу, кукурузу, абрикосы и виноград, которые вывозили в высокогорные аварские, лакские, даргинские села — Хунзах, Тлярату, Кази-Кумух, Цудахар… Тем не ме нее, народ этот был мастеровой, но ремесла, которыми занимались хоточинцы, были в первую очередь необходимы для ведения сельского хозяйства — кузнечное и плотницкое дело, обработка камня.

Арба. Из фондов этнографического комплекса «Дагестанский аул»

Тагир унаследовал от своих предков талантливые руки, многие практические навыки, огромное трудолюбие, а еще — понимание важных, сущностных вещей, на которых всегда зиждилась жизнь дагестанских народов. Он умеет практически всё: обрабатывать землю, класть камень, строить дома, сооружать печи-камины с дымоходом и дизайнерски оформленным порталом в горском стиле. Он может работать с деревом, камнем, металлом, глиной, современными материалами. Он любит экспериментировать, создавать новые технические приемы, например, соединяя золу или песок с пигментами, добиваться наибольшего приближения к естественному цвету и особой фактуре природных материалов — земли, камня, дерева…

А еще он очень любит работать на земле. В уже далекие 90-е годы Тагир восстановил дом на заброшенном хуторе, что в нескольких километрах от Хоточа, когда-то построенный его прадедом. Это была настоящая горская сакля с плоской крышей и традиционным интерьером, где не было даже электричества. Вместе с Леной — женой, единомышленником, другом и коллегой-художником — он привел в порядок участок вокруг, где они выращивали овощи, картошку, омолодили фруктовый сад. В этом не было особой практической необходимости для людей, давно живущих в городе, но в этом реализовалась острая потребность души человека, не порвавшего глубинной связи со своими корнями. Хутор Звериб в пяти километрах от Хоточа стал для Гапуровых своеобразным местом силы, настоящим ковчегом спасения в те непростые годы. Сюда приезжали друзья, художники — поработать на пленэре, отдохнуть от городской суеты, наполниться живительной энергией земли… Именно тогда в жизни Тагира появился мощный творческий импульс, уже не интуитивное, а ясное осознание своего пути.

Идолы 2001 г.

Но при всём своем почвенничестве и традиционном восприятии мира Тагир Гапуров с самого начала творчества был художником-новатором, у которого полностью отсутствуют косность художественного мышления и эпигонство. Во многом этому содействовала учеба в Москве. В конце 80-х годов, после окончания Дагестанского художественного училища им. М. Джемала, Тагир и Лена поступают на факультет промышленного дизайна Московского высшего художественно-промышленного училища (бывшее Строгановское). Это было замечательное время перестройки, когда начали возвращаться из забвения «репрессированные» имена деятелей русской и мировой культуры. Свершившие подлинную революцию в мировой художественной практике, они не помещались в «прокрустово ложе» соцреализма. Теперь же их творчество становилось доступным: открывались архивы, запасники музеев, одна за другой проходили выставки русских авангардистов начала века, нонконформистов 60-х годов — новые имена, смелая стилистика, свободный от эстетической нормативности изобразительный язык… И начали заполняться лакуны в историко-культурном сознании народа, на десятилетия оторванного от мирового художественного процесса.

Всё это давало понимание искусства как живого, непрерывного потока, новейшие достижения которого всегда базируются на открытиях, совершенных предшественниками века, а может, и тысячелетия назад. Полагаю, что именно тогда к Тагиру Гапурову пришло понимание богатейших предпосылок всего современного дагестанского изобразительного искусства в лице традиционной народной культуры, истории и этнографии страны гор. А дальше дело оставалось за малым — выйти из собственной немоты, найти свой художественный язык и неповторимый стиль. И затем пахать, пахать, пахать свое поле…

После возвращения в Дагестан Гапуровы активно включаются в культурную жизнь республики, которая в те годы была особенно интенсивной. В Выставочном зале Союза художников, в ДМИИ, во вскоре открывшейся Первой галерее один за другим реализуются интересные выставочные проекты, открывающие новые имена, — со смелой концепцией и нестандартной организацией экспозиции. С 1993 года на счету Тагира Гапурова участие в более 80 групповых художественных и 26 дизайнерских выставках, имеет художник и опыт семи персональных выставок. Его творческое наследие насчитывает более 400 произведений станковой живописи и концептуальных объектов, многие из которых отличаются масштабностью замысла и монументальностью воплощения.

Сегодня Т. Гапуров — один из самых востребованных дагестанских дизайнеров с неординарным художественным мышлением, креативным подходом в решении сложных пространственных задач. Умение работать с пространством, вовлекать его как важнейшую составляющую любого арт-объекта — необходимое качество профессионального дизайнера и художника в целом. Он активно сотрудничает с дагестанскими музеями, является автором многих музейных экспозиций и выставок.

В жанровом отношении творчество Т.У. Гапурова невозможно рассматривать в рамках традиционной искусствоведческой классификации. Нередко его работы выполнены на стыке живописи, скульптуры, рельефа, дизайна и прикладного искусства, но, в каких бы жанрах и направлениях художник ни работал, его творческая манера всегда далека от академического метода передачи образов реального мира. В основе любого его произведения всегда лежит вполне или не очень узнаваемый объект природы или человеческой деятельности, но художник не копирует его и даже не интерпретирует, а создает на основе внешних и внутренних ассоциаций совершенно новое, своё, гапуровское, наполненное глубокими смыслами, пробуждающее в нас генетическую память о своих корнях.

Тагир использует для своих композиций самый простой подручный материал — дерево, камень, металл, ветки, современный пластик, стекло, пенопласт, приближенные по цвету и фактуре к естественной природе, в которой он черпает свое вдохновение. А это, в первую очередь, земля и камни — так называется и одна из картин Тагира, давшая название новой выставке. Вообще камень — излюбленный материал художника: слова «камень», «валун», «скала» часто встречаются и в названиях его работ.

Камень Гапуров использовал и в инсталляции «Память», сооруженной в 2018 г. в Верхнем Гунибе на месте разрушенного старого аула Гуниб из камней его домов. Проект получил большой общественный резонанс. Через неделю после его презентации более 400 человек — потомки переселенных тогда гунибцев — в память трагических событий Кавказской войны совершили здесь религиозный ритуал «мавлид», который теперь проходит ежегодно.

Хребет Залал, или Валуний склон. 1996 г.

Художнику Тагиру Гапурову, как и его предкам-аварцам, сотни лет назад создававшим абсолютно безупречные с точки зрения красоты и гармонии вещи, никогда не изменяют вкус и чувство меры. Он избегает натурализма, излишней детализации и эксплуатации актуальной сегодня «народной» темы. Но, идя в ногу с новейшими тенденциями современного искусства, Тагир всегда ощущает за своими плечами багаж богатейшего культурного наследия Дагестана. И потому идея объединить в одном выставочном пространстве концептуальные вещи автора и этнографические предметы из старого быта горцев оказалась не случайной. И весьма плодотворной. Тагир Гапуров, являясь по-настоящему актуальным художником, чутко улавливающим духовные вибрации своего времени, идеи, витающие в атмосфере сегодняшнего дня, не просто связывает прошлое и настоящее, но и указывает, возможно, самый плодотворный путь в искусство завтрашнего дня.

Заглавное фото: «Курага-цикл» 2004 г.

Фото из архива автора и Имама Гусейнова