Во мне как будто тысяча сердец | Журнал Дагестан

Во мне как будто тысяча сердец

Дата публикации: 08.02.2024

Абдула Сулейманов

Счастливые и несчастливые дни Людмилы Беловеской История

Предисловие Дорогие читатели! Мы в предвкушении интересного пути в прошлое, которое чем дальше от нас,...

11 часов назад

Музеи Дагестана и России объединяются в рамках... Кунацкая

В рамках федерального проекта «Музейные маршруты России» были заключены договора о сотрудничестве между...

12 часов назад

«Дагестанские фанфары» Культура

На летней эстраде Дагестанской филармонии состоялся концерт Регионального фестиваля духовых оркестров...

3 дня назад

Дым Литература

Татьяна Стоянова, Москва Поэт, куратор литературных проектов. С 2015 года занимается продвижением...

4 дня назад

Сулейманов Абдулла Джалилович. Поэт, переводчик. Пишет на аварском языке. Член Союза российских писателей с 1991 года. Родился в 1937 году в  селе Телетль Шамильского района. Окончил Буйнакское педагогическое училище, а затем филологический факультет Дагестанского государственного университета. Работал учителем, школьным инспектором, инструктором обкома профсоюзов, трудился в редакциях газет «Знамя труда», «Красное знамя», в правлении общества «Знание». Автор нескольких сборников лирики и книги переводов. Переводил на аварский язык восточную
классику: Рудаки, Фирдоуси, Низами, Омара Хайяма, Джами, Амира Хосрова, Хафиза, Руми, европейскихклассиков, а также с языков народов России.

Во мне как будто тысяча сердец,
Но стук я слышу только одного.
Часть растерял, мальчишка и юнец,
На жизненном пути давным-давно.
Средь горных круч  в восторге замирая,
К отцовской сакле возвращаясь вновь,
По скалам к поднебесью поднимаясь,
Я щедро отдавал свою любовь.

На улочках села оставил сердце,
В подоле платьев  многих лет и зим,
В морской пучине, чтобы в ней согреться -
Я отдал всё, но жив и невредим.
Я оставлял без колебаний сердце
У добрых и у искренних  людей,
У братьев по судьбе, у иноверцев,
У всех, кому я был тогда нужней.

А сколько  их оставил у красавиц,
В их косах сколько  растерял сердец!
Мне и сегодня это так же нравится-
Дарить тепло - пусть будет чем согреться.
А сколько их оставил в изголовье
Всех тех, кого выхаживал, любя,
Кому дарил и радость,  и здоровье,
Кого терял, печалясь и скорбя.

...О где же вы,  сердца, мои когда-то?
Вы не  придете ни домой, ни в гости.
Хочу собрать вас верным  джамаатом,
Согреть свои слабеющие кости….

"На Пушкинских горах"

Суровый север вновь  меня  встречает
Весеннею  улыбкой  и теплом,
И от тепла снег над землёю тает
И шепчет ей о чем-то дорогом.

"Проснись, пора!" – стучит  капель  упруго,
С берёз звенит зеркальный хоровод,
Дождливый снег в слезах  идет по кругу,
И нити света кружат небосвод

Весенний север… Пушкинские горы,
На ёлках птицы  снежные сидят,
И кажется, в пылу отважной ссоры
Взволнованно сорвутся и взлетят.

Гость севера, я снова наслаждаюсь
Страной, где колокольцами поёт
Под хрупким льдом ручей,  и, улыбаясь,
Мигают  звёзды ночи напролёт.

Я в них гляжусь  бессонными ночами,
Родимый юг в их свете нахожу,
И говорю с ним новыми стихами
И новые созвучия ищу.

Суровый север встретит меня снова,
Природа праздник встречи повторит
Там, где в мороз на веточке сосновой
Высочество Вечность удобно сидит.

"Выше"

По горным тропинкам идут облака -
Я тоже за ними  иду, 
Ушли они выше, где синь глубока,
Исчезли в небесном саду.

Иду я тропинкой своей налегке,
А мысли тревожат без спроса...
Пойду-ка я лучше к прозрачней реке,
По  горной гряде  и откосам,

Познаю вкус снега и вкус родников
Под взглядом палящего солнца,
Узнаю, в чем тайна седых ледников,
Как честь берегут свою горцы.

Мой малый народ, как  во всем ты велик!
Скажу тебе без суесловья:
К земле и к тебе, мой аварский язык,
Наполнено сердце любовью

Я легких дорог не искал, и скажу
Что дорог мне сан человека,
Нет цели иной  - путь к народу держу,
То Кибла моя, моя Мекка.
Листья
Разом не падают листья с деревьев,
Снежной метелью к земле не летят,
Сохнут, желтеют и долгим кочевьем
Мечутся, падают, снова парят.

Падают штучно, попарно, неспешно
Мягко  и кротко  круги очертив,
Дождь ли сбивает в тоске безутешной,
Ветер ли рвет вас, задорен, ретив?

Ночь ли до дрожи морозила листья,
Срок ли пришел или в тягость судьба…
Качают деревья в тоске материнства
Ветви пустые… Зов, ворожба -

Что в них, не знаю… Но худо без вас им,
Не жизнь, а пустыня, одна маета.
Пусть этот  мир бесконечно прекрасен,
Но без детей он навек сирота.

Годы мои, как осенние листья,
Вдаль унесло. Я  за ними скучаю….
Жизнь  моя - холст, пусть потеряны кисти,
Яркие краски найти я мечтаю.

                                    Переводы Миясат Муслимовой