«Вот, пожалуйста, результат» | Журнал Дагестан

«Вот, пожалуйста, результат»

Дата публикации: 23.01.2023

Гаджиев Марат

«Порт-Петровские Ассамблеи — 2024» Культура

В столице Дагестана стартовал XVII Международный музыкальный фестиваль «Порт-Петровские...

18 часов назад

Весенние звёзды. Глава из повести Литература

Музафер ДзасоховНародный поэт Осетии, прозаик, переводчик, публицист, лауреат Государственной премии им. К....

18 часов назад

Летопись героических дней История

Республика готовится встретить очередную годовщину победы в Великой Отечественной войне. В преддверии...

5 дней назад

«Я та, что к солнцу поднялась!» Изобразительное искусство

Юбилейная ретроспективная выставка, посвященная 120-летию со дня рождения известной русской, иранской и...

5 дней назад

Памяти Героя России
Тайгиба Омаровича Толбоева

В начале августа в Национальном музее Республики Дагестан им. А. Тахо-Годи прошло знаменательное событие, посвящённое памяти лётчика-испытателя Героя России Тайгиба Омаровича Толбоева. Его супруга Надежда Толбоева приехала в Махачкалу с дочерьми, чтобы передать в музей личные вещи и награды лётчика. На встречу собрались одноклассники Тайгиба Толбоева по гунибской школе.

Дата мероприятия была выбрана не случайно: Тайгиб Толбоев родился 8 августа 1955 года в селении Согратль Гунибского района. Отец семейства Омар Толбоев был трактористом, мать — колхозницей. Их первенец Магомед стал лётчиком-испытателем, генерал-майором, доктором технических наук, Героем России. Позже он занял пост советника министра и депутата Госдумы РФ. Второй сын — Али — родился в 1952 году, стал сотрудником органов безопасности Дагестана. Тайгиб тоже мечтал об авиации и, вслед за старшим братом, окончил Ейское высшее военное авиационное училище, служил в ВВС, а потом стал испытателем. Поднимал в небо самолёты и вертолёты. Тайгиб Толбоев участвовал в испытаниях десятков различных типов и модификаций авиационной техники, в том числе испытывал Су-25, Су-27, Су-30, Су-39, Су-7Б, Су-7У, ряд моделей МиГ и ракетного вооружения.

 «8 августа 1995 года (в свой 40-летний юбилей) во время испытательного полёта вертолёт, который пилотировал Тайгиб Толбоев, попал в вихревые потоки и стал терять высоту. Внизу проносились дома жилого посёлка, и экипаж принял решение уводить машину. После падения на горный склон один из членов экипажа погиб. Тайгиб выжил, получив тяжелейшие травмы. Но небо звало его. И он вернулся к полётам. Через три года его истребитель потерял управление. Руководитель полётов трижды отдал приказ на катапультирование. Но Тайгиб Толбоев сумел чудом посадить непослушную машину. Это помогло выяснить причины неисправности и сохранить жизни многим лётчикам. В огненном 1999-м Тайгиб Толбоев защищал родной Дагестан от нашествия боевиков и совершил 40 боевых вылетов.

В мае 2007 года Президент России Владимир Путин наградил Тайгиба Толбоева медалью «Золотая Звезда» и присвоил звание Героя Российской Федерации. На церемонии присутствовал и его старший брат Магомед. Тайгиб был награждён 14 медалями, являлся заместителем военного представителя Минобороны РФ и депутатом Народного Хурала Бурятии.

Это настоящее чудо, что в одной семье выросли два крылатых сына, два Героя России! Полковник Толбоев не расставался с небом до августа 2020 года, когда болезнь закрыла ему туда дорогу. Он мужественно боролся с недугом. Но сегодня небо осиротело. Прощайте, товарищ полковник! Мы скорбим вместе с вашей семьей».

Из статьи «Прерванный полёт» («Аргументы недели», 20 мая 2021 г.)

Надежда Толбоева с дочерьми

Надежда Толбоева, супруга:

Сегодня замечательный день. У нашего Тайгиба Омаровича день рождения. И в память об этом семья приняла решение, что все его награды должны находиться на родине. Очень радушно нас встретили гунибцы, одноклассники. И он останется с ними на долгие, долгие годы…

Я родилась в городе Улан-Удэ Республики Бурятия. Там же появились на свет мои девочки. С Тайгибом Омаровичем мы познакомились на авиационном заводе в 2009 году. Прекрасное время, когда Тайгиб был ещё полон сил. Светлый, добрый человек. Воздушный!

На авиационном заводе я работала в отделе документации. Тайгиб Омарович проводил испытательный полёт, и по регламенту вся документация для покупателей должна быть готова. Лётчик-испытатель Тайгиб Толбоев был заказчиком военного представительства 350 ВВП, и он подписывал формуляр. Без его подписи, без его проверки машины не отдавались заказчику. Потом, конечно, покупатели сами тоже испытывали машину. Иногда инженерам и лётчикам приходится выезжать на место для доработки конструкции — такое случается, ведь это спецпроизводство, работа очень тяжёлая, огромное предприятие.

У Тайгиба Омаровича был выпускной (лётный) цех. Он первый поднимал в воздух машину и писал свои замечания для доработки. Я сидела в одном кабинете с их военным представительством.

Как-то после полёта он заглянул ко мне и сказал:

— Я там летал — вот тебе конфетка.

Откусываю её, а там внутри курага. А я её не люблю.

— Ой, такие не люблю, я только шоколадные ем.

— А ты не выбрасывай.

Налила ему чай. Для него это был особый ритуал. А моя коллега не растерялась и говорит: «Так, Тайгиб Омарович, сдавайте 100 рублей на чай, на сахар!». «Ну как так можно?» — говорю я ей. Вот такие весёлые шутки у нас присутствовали…

В Улан-Удэ его очень любили и чтят до сих пор: его не дагестанцем называли, а бурятом. На авиационном заводе сделали табличку: «Здесь работал Герой России Тайгиб Омарович Толбоев». В авиационном музее теперь хранятся его китель и шлем. Некоторые вещи я сюда, в Гуниб переслала, а что-то — в Бурятию. Он там 30 лет проработал.

В город Жуковский мы переехали в 2010 году, и в первую очередь я познакомилась с Магомедом Омаровичем — он для Тайгиба был эталоном. Для Тайгиба важно было не ударить в грязь лицом. «Наша фамилия должна держать марку», — говорил он. Он всегда оставался преданным своему небу.

Вторая семья — это, конечно, вы, одноклассники. В Гунибе нам всё понравилось. Помню, когда мы первый раз приехали, я во время застолья столько танцевала…

Конечно, нам Тайгиба очень не хватает. (Заплакала). Особенно девочкам. Джавгарат маленькая ещё. Мы у него были принцессы! Да, мы были принцессы и такими остаёмся… Подруги задают мне вопрос: «Когда замуж выйдешь?» А я отвечаю: «Я умру полковничихой!»… Спасибо вам, дорогие, за всё!

Марьям Сагитова

Марьям Сагитова, научный сотрудник Национального музея РД:

Вспоминая гунибскую школу, надо сказать, что райцентр Гуниб фактически образовался в 30-х годах прошлого века на месте русской крепости. И здесь открыли одну из первых русских школ в горном Дагестане. Со всех окрестных сёл в Гуниб направляли специалистов — учителей, врачей, бухгалтеров, как и моего отца. Поэтому в школе учились ребята не только с нашего района, но и приезжие.

В Гунибе была музыкальная школа имени Ахмеда Цурмилова. В школе был уникальный самодеятельный оркестр. Музыкальные инструменты школе достались в наследство от военного духового оркестра, который был до революции при гарнизоне Гунибской крепости. Удивительно, что они все сохранились. И многие ученики в свободное время под руководством Гаджимурада Магомедхановича Магомедова учились на них играть. Удивительный преподаватель пения. Он сам играл на многих инструментах. Помню, как мой брат играл на трубе, мне это казалось тогда необыкновенным. Кто-то, помню, бил в литавры и производил невероятный эффект.

Каждую награду или диплом в школе вручали под музыку школьного оркестра. Дети выстраивались на площади по идеально ровной линии, обязательно в школьной форме с выглаженными белыми воротниками. На переменах необходимо было выходить из класса, чтобы проветрить помещение. Играли в образцово-показательные игры под присмотром учительницы биологии и домоводства Каримат Ибрагимовны Кичевой. Она следила, чтобы девочки вели себя достойно, как будто у нас был институт благородных девиц. В коридорах школы висели репродукции картин, а в классах — портреты учёных, писателей и поэтов. Позже, сравнивая нашу школу с городскими, я увидела, что они не выдерживают сравнения.

Наше детство в Гунибе совпало с массовым стремлением людей к знаниям. И школьники были увлечены всякими экспериментами. В Доме пионеров, руководителем которого более 20 лет был Муртуз Мусаевич Мусаев, делали модели самолетов и космических ракет. В школе время от времени проводились выставки. Помню, как мой брат Магомед конструировал ракету — в «космос» должна была отправиться мышь. Мне было доверено готовить горючую смесь. В результате запуска ракета попала в соседский стог сена, и он сгорел, а моей маме пришлось выплачивать компенсацию. Магомед поступил в МАИ после окончания школы.

Патимат Алискандиева

Патимат Алискандиева, директор Гунибского краеведческого музея, одноклассница:

Семья Толбоевых из Согратля переселилась в Чох-Коммуну близ Гуниба, а там была только начальная школа. Тайгиб в наш класс пришёл после 8 класса.

Он рассказывал нам, что каждое утро бегал на аэродром. Его рано будили, он гнал коров к лётному полю, чтобы к 7-ми часам быть  там к прилёту «кукурузника». Он здоровался с лётчиками, говорил с ними и ровно к звонку успевал на урок. Но когда он пришёл к нам, он не знал, чем заняться. Приходил к учительнице математики Хурулен Магомедовне Расуловой и просил: «Дайте мне задание». Она одно задание даёт, а он говорит: «Нет, дайте мне десять! Я хочу подтянуться». Дом Хурулен Магомедовны был рядом со школой, и она приводила Тайгиба к себе домой, кормила вместе со своими детьми. У самой пятеро детей, муж тоже учитель. Этой материнской заботой, наверное, и проникся наш Тайгиб и в 10 классе перешёл из нашего «а» в «б» класс, где она преподавала математику.

А наша классная Татьяна Ивановна сначала ругалась:

— Ну куда тебе в лётное, ну какой из тебя лётчик?! Надо учиться, Тайгиб!

— А вы дайте мне задание. Скажите, какие правила на какой странице надо учить.

Татьяна Ивановна Хизриева — учительница русского языка и литературы и наш классный руководитель. Её сын Саша учился с нами. Она была строгая, но справедливая. Однажды на уроке военной подготовки мы дали клятву сбежать с урока химии: кто же ставит урок химии после военного дела!

Было очень холодно. Занятие военной подготовки проводилось на улице в маскировочных халатах. Мы же законопослушные были. Помню, как развели костёр и каждый из нас, приложив руку к горячему полену, дал эту клятву. Мальчики нас ждали внизу, а мы портфели сбросили через окно, но сбежать не успели. Только Халимат Алибекова каким-то образом умудрилась. За этим делом нас застал учитель химии Омар Магомедович Хазамов. Что тут началось! Он вызвал директора, завуча, классную… А после, когда они прочитали нам назидательную лекцию и ушли, Татьяна Ивановна говорит: «А теперь я сама разберусь». И давай колотить нас всех подряд. «Предатели! Сегодня предали друзей, завтра предадите Родину! Вы дали слово — значит надо его сдержать. Просто так клятву не дают. Такими словами не разбрасываются!»

На следующий день вышла стенгазета. И костёр там, и портфели наши, летящие из окон второго этажа, и Халимат внизу в компании мальчиков. Досталось всем, но мы усвоили для себя урок: дал слово — держи его.

Тайгиб действительно учил и мог сказать, на какой странице какое правило. И так он старался, что добился похвалы учительницы. «Бихинчи, вот теперь я знаю, что ты поступишь и станешь лётчиком».

Наша одноклассница Алиомарова смеялась: «О, если Тайгиб станет лётчиком, я, наверно, космонавтом стану». Её после этого в школе стали называть Терешковой. Тайгиб всё же добился своего и стал лётчиком. А наша Терешкова, к сожалению, попала в больницу, а так она была бы сегодня здесь.

Марьям рассказывала про Гаджимурада Магомедовича, и я хочу вспомнить этого учителя.

За месяц до майских или ноябрьских праздников каждое утро в школе мы маршировали под музыку оркестра, и на этот ритуал приходили смотреть жители села. Он создал танцевальный коллектив, в котором сам ставил танцы. Не имея специального образования, за мизерную плату он учил нас акушинскому, лакскому, аварскому танцам, лезгинке. Мы сами шили костюмы вместе с ним. Из консервных банок вырезали имитацию монеток, украшали ими чохто, платья и танцевали. Сколько лет он руководил этим ансамблем! Его не стало, и никто сейчас этим не занимается в Гунибе. Кроме этого, Гаджимурад Магомедович проводил краеведческие слёты и туристические соревнования. В течение года он готовил нас. В 9 классе Тайгиб пришёл в нашу школу и сразу записался в эту секцию. А когда стали набирать команду на соревнования, он очень переживал, что не попал в состав команды. Я успокаивала его, что сама с 6 класса в секции и только сейчас попаду на соревнования.

Помните нашего Нурудина Мусаевича Мусаева, завуча по организационной работе нашей школы? Преподаватель физкультуры, в котором и дети, и взрослые души не чаяли. Любимое выражение его было — «Вот, пожалуйста, результат». А от того, с какой интонацией он это произносил, было понятно, ругает или доволен.

Случалось так, что в школу заходили в кирзовых сапогах и оставляли чёрные полосы на блестящем полу. И тогда Нурудин Мусаевич говорил: «Вот, пожалуйста, результат! Ходят тут… в сапогах… как шахтёры».

Тайгиб сначала записался в секцию борьбы, а потом стал заниматься лёгкой атлетикой и гимнастикой. Мы его спрашивали: «А гимнастика тебе зачем?» Через много лет он сказал, что умение выполнять упражнения на брусьях и кольцах помогло ему во время учёбы в училище. Кстати, после Нурудина Мусаевича он попал к тренеру Гасану Магомедовичу Гасанову, который в своё время тренировал нашего знаменитого Али Алиева, ставшего пятикратным чемпионом мира.

Говорят, когда Тайгиб стал уже известным лётчиком и встретился с учителем физкультуры, тот сказал: «Вот, пожалуйста, результат». А Тайгиб ответил: «Этих слов я от вас ждал так давно».

Мы все очень любили Тайгиба, потому что его просто невозможно было не любить. Человек с открытой душой. Помню, как он со школьниками вёл беседы. Фотографии, которые он передал в гунибский музей, подписаны с такими тёплыми обращениями. Теперь они являются экспонатами в музее и частью фонда. И его лётный костюм и другие личные вещи для нас бесценны.

Не знаю, может, он что-то чувствовал или знал, но он потихоньку начал всё передавать в музей. Сегодня Надежда передаёт его медали и знаки отличия в фонд Национального музея, Гунибского краеведческого музея; я даже не знаю, какими словами выразить свою благодарность. Ведь это награды за его заслуги перед Родиной. Тайгиб любил Гуниб, и гунибцы отвечали ему тем же. Он был примером настоящего лётчика, который шаг за шагом шёл к своей цели. Он приезжал и призывал мальчишек наших: «Идите в лётчики. Это самая почётная профессия. Давайте летать!».

Каждый год, после 60-летия Тайгиба, мы собираемся 8 августа. Последний раз он общался с нами по телефону, не смог приехать… Прошло два года, и сегодня мы собрались без него. Но что делать — такова жизнь…

Буквально на днях была у меня группа туристов из Бурятии. И они, увидев его фотографию, воскликнули: «Это же наш Тайгиб!» Я говорю: «Знаете, он немножко и наш. Мой одноклассник». Я получила от этих гостей столько эмоций и подумала: какой же Тайгиб был счастливый! Он своей открытостью, смелостью завоевал любовь всей Бурятии, Дагестана — России! Вся жизнь его была подвигом. После того, как его по кусочкам собрали в госпиталях, я при встрече сказала ему: «Была бы не математиком, а писателем, написала бы «Повесть о настоящем человеке — 2». Ты, как Александр Маресьев, встал на ноги после такой аварии. Человек в гипсе был полтора года». Помню, как он позвонил и с радостью сообщил: «Медкомиссию прошёл. Летаю!». Представляете, в 65 лет он это говорил. Два года прошло, как он не летает…

Загидат Буттаева

Загидат Буттаева, одноклассница:

Сегодня день, когда родился Тайгиб. Радостно, что он был с нами, рос среди нас. Он всегда шёл впереди, стремился к цели и знал, что будет владеть этим небом. Там, в высоте, он чувствовал себя как рыба в воде. Десятки раз он испытывал эти железные птицы. Внутри него был стальной стержень. В пору беззаботной юности мы не ценили время, проведённое вместе.

Сейчас мы это осознаём и навёрстываем упущенное. Сегодняшнее число стало для нас важной датой. Мне сейчас кажется, что он где-то там летает. Пусть его дочка Джавгарат помнит, что есть такие страницы в истории Дагестана и России, которые никогда не будут забыты. Тайгиб достойно прожил жизнь.

Ещё одно слово о воспитании. Оно происходит тогда, когда есть достойные примеры из происходящего в обществе. Родители Толбоевых и не думали «лепить из них героев». Когда Магомед уезжал из Согратля в гунибскую школу, он получил 20 рублей от родителей. Тайгиб рассказывал, что он получил 30 рублей. Посмотрите, какое достоинство у ребят, которые смогли пройти сложной дорогой и стать героями — Героями России. Третий брат — не менее достойный. Братья являются примером всем нам. Я своим родственникам, племянникам говорю: «Эй, дети, смотрите: вот такие наши ровесники — 20 рублей берут и становятся людьми!» Такие биографии являются примером для подрастающего поколения.

Махач Мусаев

Махач Мусаев, одноклассник:

Во-первых, хочу поблагодарить Надежду и Джавгарат. Очень приятно, что вы в Дагестане.

Мы с Тайгибом были неразлучны. Все истории, похождения… да что говорить — спали рядом. Он был настоящим мужчиной. В детстве ходил на борьбу. Мне трудно говорить. Счастья вашим девочкам, Надя. Не забывайте Гуниб. Если бы у меня был сын, я бы, не раздумывая, взял Джавгарат в свою семью.

Хадижат Шамсудинова

Хадижат Шамсудинова, одноклассница:

У меня была двухкомнатная квартира, и когда приезжал Тайгиб, у меня собирались ребята и оставались ночевать. Все дружно спали на полу в ряд. Так было весело. Настолько дружный класс у нас. Мы были молодые, беззаботные. Потом работали, детей растили. Так что, Надя, Джавгарат, милости просим в Дагестан. Спасибо за сегодняшний день. Это очень трогательно. Спасибо вам за эти подарки — это вся его жизнь. Для Джавгарат женихов и без Махача найдём!

Не могу забыть один эпизод у меня дома. Утром встаём, а Тайгиб сидит в зале на диване. Приставляет руку ко лбу, как будто смотрит вдаль, и говорит: «Непочатый край у меня работы, а вы спите». Такой юморист был!

Султан Султанов

Султан Султанов, одноклассник:

Он говорил: «Мой день не тот, когда я родился, а тот, когда я остался живой после испытания вертолёта». Даже в позапрошлом году, когда он не смог приехать в Гуниб, он сказал по телефону: «Ребята, я с вами!». Это была четвёртая наша встреча. Первая — прошла в Гунибе. Тайгиб — человек большого полёта, человек с улыбкой.

Как они с нашим Гаджи из Хиндаха вдвоём хотели поступить в лётное училище! Видимо, судьба его звала — так он хотел летать. Помните, как мы радовались, когда Тайгиб женился? Потом вторая радость — когда родилась дочка, и ей дали имя матери Тайгиба. Джавгарат, твой отец был достойным человекам не только из-за высоких наград, но и из-за своей широкой души.

Патина Гасанова

Патина Гасанова, одноклассница:

Как хорошо, что все мы здесь сегодня собрались. С Тайгибом я сидела за одной партой в 9 классе, он мечтал о самолётах и любил их рисовать. Тайгиб как-то сказал: «Патина, ты услышишь, что я стал лётчиком». Так и случилось. У нас были замечательные, самые лучшие учителя.

И когда Тайгиб приезжал в Гуниб, он навещал их. Отец мой был учителем родного языка, и по приезду Тайгиб заходил к моим родителям.

В очередной его приезд мы встретились у моих родителей. Тайгиб рассказывал о себе и, конечно, о самолётах. Мы тогда так хорошо и душевно посидели.

Мы грустим, вспоминая его, и плачем, он ведь живой в наших сердцах. Будьте уверены, вещи Тайгиба будут в полной сохранности. И мы будем представлять их посетителям музея из года в год – для нас это большая честь.

Пахрудин Магомедов

Пахрудин Магомедов, ген. директор Национального музея РД:

Сегодня в этом зале собрались близкие Тайгиба Омаровича Толбоева, достойного сына села Согратль Гунибского района Республики Дагестан и страны в целом. К сожалению, приходится говорить о Тайгибе в прошедшем времени. В мае прошлого года трагически оборвалась его жизнь.

Эта встреча одноклассников — хорошее дело. История ваша давно пишется, и сегодняшний день тоже войдёт в историю. Мне как выходцу из Гунибского района, как директору музея приятно, что семья приняла решение сделать такой дар не только Дагестану, но и всей стране. Эти реликвии вместе с выставками попадут в разные субъекты Российской Федерации. Мы наладили сотрудничество с городом Гаджиево Мурманской области в знак памяти Героя Советского Союза Магомеда Гаджиева. Думаю, что такие же связи мы установим и с городами, в которых проживал Тайгиб Толбоев. Чтобы в одной семье было два Героя России — это дорогого стоит! Хочу поблагодарить вас и пожелать крепкого здоровья и кавказского долголетия. Буду жив-здоров, на свадьбе Джавгарат обязательно буду. А имена братьев Толбоевых всегда будут золотым фондом в патриотическом воспитании нашей молодежи.

Заира Кильдеева

Заира Кильдеева, главный хранитель Национального музея РД:

Добрый день, дорогие гости. Такой дружный коллектив одноклассников в нашем музее! Видимо, Тайгиб был счастливый человек, имея таких друзей. Я верю, что души ушедших следят за нами. Кто-то из вас сказал, что он и сейчас летает — наверно. Это так. Символично, что в его день рождения проходит эта встреча. Я желаю здоровья семье и одноклассникам Тайгиба Омаровича. Действительно, братья Толбоевы вписали золотые страницы в историю Дагестана. Замечательно, что ваши подарки становятся экспонатами самого крупного музея Северного Кавказа. У нас 183 000 единиц хранения, 39 филиалов. Вы уже знаете Патимат Алискандиеву — одну из лучших музейных работников республики. Гунибский район всегда был на высоте.

Сейчас мы подпишем договор дарения этих уникальных экспонатов. Знаки отличия и награды лётчика-испытателя, полковника Тайгиба Омаровича Толбоева дополнят нашу коллекцию и будут украшать Гунибский музей. И главным экспонатом будет, конечно, «Золотая Звезда» Героя Российской Федерации.