Царский музей в Хунзахе | Журнал Дагестан

Царский музей в Хунзахе

Дата публикации: 06.03.2023

Ната Гаджиева (Степанова), г. Томск

От смеха до любви Культура

В середине апреля, ровно посередине весны, в Махачкалу в гости к Лакскому театру приехал Кабардинский...

2 дня назад

Гора Казбек Литература

Залина БасиеваПоэт, переводчик, член Союза писателей России, руководитель секции поэзии Союза писателей...

2 дня назад

«Порт-Петровские Ассамблеи — 2024» Культура

В столице Дагестана стартовал XVII Международный музыкальный фестиваль «Порт-Петровские...

4 дня назад

Весенние звёзды. Глава из повести Литература

Музафер ДзасоховНародный поэт Осетии, прозаик, переводчик, публицист, лауреат Государственной премии им. К....

4 дня назад

А вот эта пушистенькая кастрюлька из козьей шкурки для чего? Для сыра? Или в ней масло взбивали? А такую посуду меховую против моли обрабатывали?

А может это и не посуда? Если перевернуть, то и на шапочку похоже… Что же это такое?! Одни вопросы в этом музее!

Водопад Тобот и «музей там вот»

Вопросы начались не в музее, а задолго до него. И про него. И первый наш вопрос — где? Где же этот историко-краеведческий музей? У туристов спрашивать такое бессмысленно. Их взоры на дне Цолотлинского каньона, куда с шумом низвергается сверкающий Тобот. Оторвать от водопада камеры и помыслы, обратив их к культуре и просвещению, нам и самим было трудно, но и ограничить визит в Аваристан лишь природными достопримечательностями было бы ущербно.  Поэтому мы кинулись допрашивать местных.

Местные демонстрировали горячее кавказское радушие к гостям и стоическую индифферентность к краеведению. Метания по узким улочкам Хунзаха по направлениям «куда-то туда», «вдоль речки вроде», «налево, но это не точно» вывели нас к магазину. Угол этого магазина очень украсила бы табличка-указатель «До музея 200 м». Или хотя бы чиркнутая мелом стрелочка. Но нет. Угол магазина украшала продавщица дынь. Она-то и стала нашим первым музейным гидом. Точнее «домузейным». То есть до музейных ворот она нас довела. А дальше… А дальше опять вопросы!

Вот эта улица, вот этот дом

Что? Этот дом построили в тринадцатом веке? Не может быть! Но на фасаде вырезано 1293 г.х.! А что за «х»? Ах, это летоисчисление по хиджре, то есть год основания — 1876. Тоже, знаете ли, не вчера! Сто пятьдесят лет это солидное каменное здание украшает склон обрывистой, спускающейся к реке скалы. Слово «украшает» не случайно. Дом по праву признан памятником архитектуры второй половины XIX века и объектом культурного наследия регионального значения. А нами он признан отличным местом для фоточек! Просторный, прогретый солнцем дворик, аркадный первый и воздушный второй этажи создают иллюзию Средиземноморья. Резные балясины тенистой веранды, светлый песчаник, потертые камни, старая пушка. Лестница. Белые стены, синие окна, красная герань. И головокружительная красота, открывающаяся с балкона! Да чтоб я так жил! Кстати, вопрос: а кто тут жил-то?

Выясняем. Оказывается, хозяином усадьбы был подполковник царской армии, наиб Али Клыч Чупанов. Больше на мемориальной доске сведений о нем нет, но, глядя на его дом, понятно, что вкус у человека был хороший. И дети хорошие. И внуки. Именно они и передали дом республике, и теперь это филиал Национального музея РД им. А. Тахо-Годи.

Есть кто дома?

Тук-тук… Закрыто? А можно? Наверное, в других местах скажут: «нет». Но это ж «ДА»гестан. Тут не гонят тех, кто пришел в дом. Нас пускают. Но поясняют, что Рукият — научная сотрудница музея, которая и выступает в роли гида, сегодня в этой роли не выступает. Почтенный возраст и хрупкое здоровье главной хранительницы музея не уступает возрасту и хрупкости некоторых экспонатов, а ценности надо беречь.  Поэтому сегодня сами, сами… А может аудиогид? — бодро вопрошаем мы. Молчание. А как насчет пояснительных буклетов? Или информационные таблички? Ээээ… Ладно. Сами так сами. Подумаешь, сельский музей! Не разберемся, что ли? Что тут смотреть-то? Три кувшина, два горшка…  Не три? А сколько? 5987?! В музее шесть тысяч экспонатов! Извините, а на этот диван присесть можно? Колени прям ослабли. Что? Диван восемнадцатого века, оригинал? Но все равно можно присесть? Спасибо. Вот что значит «будьте как дома». Уже ведь понятно, что мы тут надолго.

Дом быта дагестанца

И началось! А вот эта деревянная ложка почему крестом посередине продырявлена? Это чтоб гости много не съели или чтоб по лбу бить и трафарет печатать? А на сколько тяжелее становилась невеста в день свадьбы после того, как надевала на себя всё фамильное серебро? А зачем у этой шубы рукава есть, а руки в них просунуть нельзя? Чтоб куда попало руками не лазили? Вопросы, вопросы…

Сведения о сокровищах скупы, как летние дожди в горах. Одно-два слова, написанные от руки на этикетке-листочке. Но вокруг оживает, шевелится и хочет поведать о себе столько интересных вещей! Вот только такое чувство, что все эти медные солнцеликие подносы, трёхногие кони с потемневших вышивок и львы с боевых щитов — все они разговаривают с тобой на аварском! А аварский язык похож на клекот орлов и перестук камней под аккомпанемент парочки барабанов. Не очень понятно. Не сразу — как минимум. И то, что учалтан — это подставка для столовых приборов, бохча — квадратная сумочка-конвертик для хранения личных ценностей, а чирахи — масляные светильники, а не кувшины для воды, это вы без интернета поймете не сразу. Сразу вы поймете, что все это очень красиво! Что дагестанцы по праву считаются великолепными мастерами различных народных промыслов, доведенных до уровня искусства. И вам захочется увидеть и узнать еще больше! И есть что.

Не место красит человека. А шкаф! Или ковер

Предметы домашнего обихода, испикская керамика, традиционная посуда, ювелирные украшения, национальная одежда — быт горца сотрудники музея смогли бережно восстановить, сохраняя не столько редкие экспонаты, сколько уважение к понятию «дом», который для дагестанца всегда больше, чем просто «жилое помещение». Вот почему центральное место в первом зале занимает срединный столб, священный «столб корня», ведь каждый горец до сих пор помнит, что если кто со злым умыслом наносил увечье столбу, то кровная месть ожидала такого врага. Но, как говорится в дагестанской пословице, «будь с врагами как богатырь, а с друзьями как брат», а значит цени дружбу и будь готов разделить кров и пищу с близкими людьми. Потому-то основным в интерьере дома всегда был очаг. В музее широко представлено все, что с этим очагом связано: деревянная утварь, керамическая и медная посуда, а так же цагур — богато украшенный орнаментом резной ларь-шкаф, собранный без единого гвоздя (Икея, завидуй!), использовавшийся для хранения зерна и прочих съестных припасов.

Фантастические орнаменты на цагуре спорят с яркими узорами на коврах. Только отводишь глаза и вот уже теряешься в лабиринте цветных вышивок, в хитром плетении серебра, разводах керамической росписи, филигранности медной чеканки, витиеватости каменной резьбы. Краски, цветы, символы, знаки, тайны, легенды! Ой, все! А это вот что еще такое красивенькое? Уже неважно! Все равно — ни понять, ни запомнить! Заверните два и держите меня семеро! Надо бежать отсюда! Но это не так-то просто. Все пространство музея плотно заставлено сокровищами. И пол тоже.

Заметки на полах

На полу огромные глиняные пифосы. Не заметить их и обойти нельзя. Хотя бы потому, что сразу интересно: это ж сколько литров вина на свадьбу в эти крынки можно было налить? Неизвестно. Известно только то, что кувшины эти обнаружены при раскопках Гоцатлинского захоронения, так же, как и прочие уникальные каменные, керамические, бронзовые изделия, датируемые аж X веком. Любой авторитетный археологический музей был бы горд украсить ими свою коллекцию. Но что Хунзаху какой-то десятый век? Ему самому уже больше двух тысяч! Тут и более древние находки всплывают. Прямо из океана Тетис. Любой палеонтолог умилится до слез, когда увидит эти симпатичные окаменелости, так скромно и непафосно пережившие парочку миллионов лет. Перед нами прекрасно сохранившиеся аммониты, наутилусы, моллюски и вопрос: мы все еще в сельском музее?! Каменеем в восторге и обездвиженно замираем — почти как чучела барсов и волков, стоящих в соседнем зале. А стоять некогда. Еще несколько залов впереди. Имам Шамиль, революция, Великая Отечественная война, советский период, новое время… Не, так никакого времени не хватит! Мы ж хотели на полчасика, фото-мото, и потом в Матлас, а тут как все успеть? Предупреждать же надо, что тут такая экспозиция!

На выход с вещами

Нет, вот с вещами не получилось. Хотелось магнитиков и открыток — не дали. Нет тут пока сувенирной лавки. Но даже без футболки с надписью «Хвали Аллаха за музей Хунзаха» это место нам уже не забыть! (для тех, кто сильно уважает чувства верующих — «Гордость шаха — музей Хунзаха»).

В памяти останется всё — чистый горный воздух, старый дом и прохлада уютных комнат. Перед глазами долго будет пестрить щедрый на узоры дагестанский орнамент, повторить который также непросто, как с первого раза повторить на аварском «Большое спасибо за ваш музей!»

Да, тут пока один экскурсовод, нет три Д и аудиогида, нет иногда даже стеклянных витрин, куда были бы надежно спрятаны экспонаты, многие из которых не имеют не то что развернутых сведений о себе, но иногда и лаконичной именной таблички, однако сама Древность гордо восседает тут на золотом троне царства Сарир под зубастоволчьим знаменем правителей Аваристана и трепетно хранит тысячелетия истории Хунзаха, воспевая и славя Дагестан.

фото Марата Гаджиева