КРАСОТА МЕТАЛЛА: медная посуда народов Кавказа (Дагестан, Азербайджан) конца ХIX – ХX в. | Журнал Дагестан

КРАСОТА МЕТАЛЛА: медная посуда народов Кавказа (Дагестан, Азербайджан) конца ХIX – ХX в.

Дата публикации: 30.01.2023

Андрей Глушецкий, г. Москва

«Порт-Петровские Ассамблеи — 2024» Культура

В столице Дагестана стартовал XVII Международный музыкальный фестиваль «Порт-Петровские...

19 часов назад

Весенние звёзды. Глава из повести Литература

Музафер ДзасоховНародный поэт Осетии, прозаик, переводчик, публицист, лауреат Государственной премии им. К....

19 часов назад

Летопись героических дней История

Республика готовится встретить очередную годовщину победы в Великой Отечественной войне. В преддверии...

5 дней назад

«Я та, что к солнцу поднялась!» Изобразительное искусство

Юбилейная ретроспективная выставка, посвященная 120-летию со дня рождения известной русской, иранской и...

5 дней назад

Андрей Анатольевич Глушецкий, профессор Высшей школы финансов и менеджмента РАНХиГС при Президенте РФ, доктор экономических наук, лауреат премии Ленинского комсомола в области науки и техники. Член союза журналистов России, профессионального Союза литераторов России. Автор более десяти монографий по вопросам корпоративного права и управления. Коллекционирует колокольчики, коллекция насчитывает более 4000 единиц, представлены разнообразные колокольчики из 68 стран мира. Коллекция медных кувшинов составляет более 150 экз. из 15 стран.

Специально для журнала «Д» подготовил несколько статей, основанных, прежде всего, на собственной коллекции медной посуды, изготавливаемой на Кавказе. Сформировалась небольшая коллекция медных изделий народов Кавказа и некоторых стран Востока конца ХIХ – ХХ вв. Она комплектовалась не по искусствоведческим художественным критериям, а по этнографическому принципу. В коллекции около 150 экспонатов, в том числе: из Азербайджана (23), Арабских Эмиратов (4), Афганистана (11), Грузии (15), Дагестана (38), Индии (7), Ирана (23), Казахстана (1), Марокко (2), Тибета (2), Туниса (1), Турции (5). Россия представлена также кумганами мусульман Поволжья (9).

В сёлах Кавказа пользовались главным образом родниковой водой, и в меньшей степени колодезной — согласно характеру местности и природным условиям, поэтому широкое распространение имели водоносные кувшины для переноски воды с родников или иных источников, что считалось женским занятием.

Стыд и позор мужчине отправиться за водой. Это женская забота, которую слабая половина выполняет с радостью. Поход к роднику в селениях — выход в свет: можно поболтать у родника, пообщаться с сельчанками по дороге. Праздное шатание по селу предосудительно, как проявление лени, а кувшин с водой — оправдание для желающих прогуляться.

* * *

Изготовление металлической посуды на Кавказе — кустарное производство, локализованное в региональных центрах металлообработки, которые снабжали своей продукцией многие регионы Кавказа. Можно выделить следующие основные центры металлообработки в Дагестане.

Аварские сёла Гагатль, Гоцатль, Ичичали, Корода, Согратль, Чох. Андийский аул ― Анди. Кубачинский аул ― Кубачи. Даргинский аул  ― Харбук. Кумыкские сёла ― Нижнее Казанище, Каякент. Лакские сёла Казикумухского округа ― Балхар,Вильтах, Кумух, Кунди, Мукар, Табахлю, Тулизма, Хури, Хурукра, Цовкра, Чара, Унчукатль.

Медную посуду изготавливали в цахурском селении Микак. По сведениям Д.А. Чиркова, здесь в начале ХХ века было производство медно-чеканных изделий.

Медночеканщики работали в Дербенте. В 30-х годах XIX в. здесь работало четыре медника, которые изготавливали медные котлы, подносы, кувшины, чашки и прочее. Медь приобретали в Кизляре и Астрахани. Жили здесь и торговцы медными изделиями, они имели тесные связи с селением Лагич в Азербайджане; привозили оттуда медные изделия, туда же отвозили отходы и лом посуды для переплавки.

К концу XIX века в Дагестанской области работало 243 мастера-медника. К 1913 г. их число увеличилось до 482 человек. При этом 354 из указанных лиц были жителями Казикумухского округа. Такой рост был связан с увеличением спроса на медную посуду, появлением новых видов медных изделий, притоком дешёвой листовой меди из России.

«В 1901 г. число учтённых ремесленников и кустарей в Дагестане составляло 17430, в 1910 г. 23490, а в 1913 г. — время пика развития кустарного производства — около 30 тыс. человек. Определить заработок кустарей невозможно, так как значительная часть их изделий обменивалась на различные предметы как внутри области, так и за её пределами. Общее представление о размере заработков дагестанских кустарей можно получить из таких данных. В 1903 г. в Гунибском округе было выручено: серебряками (43 мастера) — 860 руб., плотниками (132) — 2908, каменщиками (298) — 4706, кузнецами (166) — 3095, медниками (21) —2634, лудильщиками (64) —2634, портными (52) — 929, сапожниками (129) — 2197, ткачами паласов (178 мастеров) — 625 руб.; всего было выручено 18 853 рубля…

Дагестанские лудильщики разъезжали по Северному Кавказу, Закавказью, по российским губерниям. К концу 90-х гг. XIX в. в Дагестане лудильным делом занимались около 15 тыс. человек. В основном это были жители Казикумухского округа».

Со второй половины 1901 г. начал работу Кавказский кустарный комитет, который был учрежден министерством земледелия, в его функции входило поддержание и развитие кустарных промыслов на Кавказе. Сотрудники комитета начали системное описание кустарного производства Кавказа, в том числе, промысла изготовления медной посуды. Комитет публиковал результаты своих исследований. Следует выделить труды первых исследователей кустарной промышленности Кавказа, и в том числе Дагестана О.В. Маргграфа, Е.И. Козубского (18511911), А.С. Пиралова.

Системное изучение медно-чеканного дела началось в 1930–1940 годы. Неоценимый вклад в изучение этнографии Кавказа внёс Е.М. Шиллинг (1892–1953).

В 1960–70 годы стал преобладать искусствоведческий подход к исследованию медно-чеканного дела, прежде всего в работах искусствоведа Д.А. Чиркова, посвящённых искусству обработки меди у аварцев, кубачинцев, лакцев, а также в азербайджанском селе Лагич.

Приведём выдержку из исследования кустарных промыслов Кавказа Отто Васильевича Маргграфа, посвящённую медным изделиям. «Медные изделия. Особенно типичны: таз, кувшин, умывальник, нагревальник, котёл, яглов, чална, плов-сузан, блюдо, чалпечка, миска, поднос, джам, хаканас, жам, шамдам, хумган, чайник, хинауруту, урту, асар, чафар, бушхар, нумцы, мангал, маткичу.

Водоливной кувшин. Кумган. Начало XX в. Медь, ковка, чеканка. Орнамент по верху тулова. Высота 38 см, диаметр основания 18 см, объём 3,5 л. Коллекция А. Глушецкого

Вся перечисленная здесь посуда, употребляемая в домашнем обиходе Кавказских туземцев, делается из красной меди. Если встречаются изделия из более грубого материала, или имеется в сакле не весь названный инвентарь посуды, то это зависит прежде всего от недостаточности домохозяина. Но можно поручиться, что хоть один медный кувшин-водонос найдётся у каждого бедняка.

Вообще только крайняя нужда заставляет медную посуду заменять глиняною. Из меди же у осетин готовятся котлы для варки пива и кубы для гонки браги и осетинской водки, приготовленной из просяной муки. Привычка к медной посуде — не случайная черта Кавказского быта: при необходимости готовить пищу на открытом очаге, при отсутствии дорог, за исключением вьючных и пешеходных, при неустановившейся оседлости всех местных племён это единственно удобная посуда: она не боится ни огня, ни ушибов о камни, ни тряски в дороге и т.д., а если случайно погнётся, то легко выправляется вновь.

Господствующий тип туземной посуды и представляет высокогорный восточный, классический кувшин с большой ручкой. Производство медной посуды ведётся в кустарной форме и главным образом, если не исключительно, в Дагестанской области лезгинскими племенами. Казикумухский и Даргинский округа дают наибольшее число медников, но преимущественно — первый из них. Они изготавливают посуду у себя дома и на отхожем промысле, наводняя города и аулы. Гораздо менее дагестанцев занимаются этим промыслом кумыки. При описании отхожих промыслов кустарей-лезгин и промысла оружейного было говорено и об этом промысле; остаётся только пожалеть о том, что экономическая сторона его на месте, в Дагестане, вовсе не исследована. Между тем, по показаниям кустарей, у медников на месте производства есть различные специальности: лудильщики, ковачи, гравировальщики и т. д.

Занимаясь этими изделиями с детства, дагестанцы достигли в изготовлении и отделке их большого искусства и ловкости. Нам случалось видеть медную посуду местного изделия, замечательно украшенную самою тонкою и изящною резьбой и серебром, причём из последнего в виде тонкой мозаики набиты ряды рисунков. Достаточно взглянуть на громадные кувшины и тазы самой правильной формы, изготовленные от руки и на глаз, чтобы понять, насколько дагестанцы опытны в этой работе. Все эти предметы они готовят из красной меди ковкою, так как почти вовсе не знают отливки, — если не считать небольших аляповатых чайников и фигурок в несколько вершков величиною, которые изредка встречаются у туземцев, но в продаже не попадаются. Обычная цена посуды, выделываемой отхожими кустарями из красной меди, — 60 копеек за фунт. Цены же на месте жительства кустарей в Дагестане нам неизвестны. Резьба на изделиях и инкрустация из серебра ценится особо.

Количество медных изделий, ежегодно производимых на Северном Кавказе, судя по повсеместному распространению их, вероятно, достигает десятка тысяч штук, и на эти изделия обрабатываются многие сотни пудов меди. Сбывается эта посуда по всему Кавказу; и в северной, и в южной части его она продаётся во всех городах и местечках».

Через тридцать лет член Кавказского кустарного комитета Артемий Степанович Пиралов так характеризовал кустарный промысел по изготовлению медной посуды на Кавказе. «Производство медной посуды. Весьма популярная на Кавказе медная посуда выделывается в больших размерах в городах и мелких торговых пунктах. Количество медников приведено в известность только в Терской области, где считается 156 человек с общим производством изделий на 16195 руб.

Но классическими местами кустарного производства медной посуды считаются горное селение Лагич Шемахинского уезда Бакинской губ. и Казикумухский округ Дагестанской области с селениями Кумух, Табахлю, Мукар и др., а также с. Ичичали Андийского округа, Тлейсерухский полицейский участок Гунибского округа и Казанища, Темир-Хан-Шуринского.

Кавказские медники в прежние времена запасались материалом на местных маленьких заводах кустарной добычи меди, а в начале XVIII столетия на Алавердских (Тифлисская губ.), а затем Зангезурских (Елисаветпольская губ.) медноплавильных заводах.

Форму своим изделиям придавали посредством ковки. В последние десятилетия, однако, связь кустарей с местными заводами теряется, и мастера постепенно переходят к потреблению листовой меди, получаемой из России, а отчасти из Тифлиса.

Из красной меди производятся котлы, тазы, круглые блюда, подносы, рукомойники больших и малых размеров разнообразных форм восточного типа, супники, тарелки, светильники и проч. Из меди же делают большие котлы для варки пива и браги, перегонные кубы для приготовления водки из виноградных выжимок и др. продуктов, громадные тазы для стирки белья и купания, большие кувшины для носки воды. Медная посуда, употребляемая в хозяйстве местного крестьянина, покрывается полудой. Богатые хозяева, особенно из татар, щеголяют своею большою коллекцией медной посуды, отсутствие которой считается признаком бедности. Такая приверженность туземцев к медной посуде может быть отчасти объяснена неустановившейся у некоторых кавказских народов ещё оседлостью, отсутствием колёсных дорог, особенно в прежнее время, и необходимостью часто готовить пищу на открытом воздухе; ни случайности путешествия, ни тряска, ни огонь, ни падение не могут привести медную посуду в негодность, как это легко случается с глиняной.

Классические формы высокогорных кувшинов и тазов, оригинальная, часто очень сложная и красивая резьба их, придают изделиям этого рода весьма художественный характер и пользуются большим спросом в России и за границей. Художественная медная посуда производилась не только в Дагестане, но и в Лагиче (Бакинской губ.), но теперь медники ограничиваются преимущественно производством более грубой посуды для местного населения, а также и для вывоза в Персию и Малую Азию.

С производством медной посуды тесно связан и лудильный промысел, особенно развитый в Казикумухском округе. Лудильщики отсюда расходятся по всему Кавказу, устраивают, особенно в больших городах, маленькие лавчонки-мастерские для лужения медной посуды. На лето эти отхожие кустари возвращаются к себе на родину для того, чтобы с осени вновь начать далёкое путешествие для обслуживания своих клиентов.

Наши медники-кустари также могли бы производить художественные медные изделия для более обширного рынка, как это делают кустари Боснии и Герцеговины, но для этого необходима систематическая, планомерная инструкторская помощь и художественное руководительство».

«К концу 90-х гг. XIX в. в Дагестане лудильным делом занимались около 15 тыс. человек. В основном это были жители Казикумухского округа».

Набор традиционных посудных форм из меди был относительно невелик, уступал разнообразию керамических изделий. Возможно, проявилась разная «историческая глубина» традиции: гончарное ремесло Дагестана развивалось в течение нескольких тысячелетий, а изготовлением медной посуды здесь начали заниматься в средневековую эпоху. В отличие от Закавказья, Ирана, Средней Азии, где обработка меди исторически составляла часть городского ремесла, в Дагестане изготовление медной утвари было специальностью сельских мастеров.

До середины XIX в. посуду ковали из куска меди, лишь после установления торговых связей с Россией утварь стали чеканить из листовой меди и латуни. В ассортимент медных изделий входили большие водоносные сосуды, более мелкие кувшины-водолеи, кувшины-рукомойники, чаши и кружки для питья, подойники, кувшины для молочных продуктов, засолки сыра, мерки веса, светильники, фляги, тарелки, подносы, котлы и крышки к ним, крышки для плова, сосуды ритуального назначения. Настенные блюда с орнаментом, служившие для украшения сакли. Ввиду неприхотливого быта, отсутствия развитой городской культуры в Дагестане не получили распространение такие восточные формы, как курительные приборы, плевательницы, сосуды для банных принадлежностей, изысканная и разнообразная столовая посуда с богатым декоративным убранством. Только некоторые из таких форм стали изготавливаться лакскими медниками в начале XX в.

Более разнообразен был ассортимент изделий дагестанских медников, выезжавших в города Кавказа. Среди их изделий встречались тазы, умывальники, чайники, кувшины-нагреватели, сковороды, дуршлаги, блюда, чашечки, миски, подносы, много других изделий. Мастера-отходники старались приспосабливаться к спросу городского населения.

Традиционные медно-чеканные изделия Дагестана в начале XX в. и позже «уживались» с фабричной продукцией российской промышленности. Заводские латунные самовары, чайники, другие изделия можно было встретить чуть ли не в каждой дагестанской семье. В то же время водоносным кувшинам дагестанских мастеров не было конкуренции; они продолжали пользоваться хорошим спросом. Особенности бытовой культуры, горный ландшафт, удалённость водных источников делали незаменимыми такие ёмкости для переноса воды.

Утварь и посуду в сельской местности держали на полках, деревянные, медные подносы висели на стене, а более дорогая посуда стояла на полке, прибитой повыше, и служила украшением комнаты.

(Продолжение следует)