Добро пожаловать в ад | Журнал Дагестан

Добро пожаловать в ад

Дата публикации: 13.04.2024

Ахмедхан Кишов

«ЭХО БДФ — Дагестан» Кунацкая

Зима 2023-24 гг. началась для махачкалинцев с большой удачи: в столице прошла девятая региональная программа...

7 часов назад

Любишь ли ты поэзию так, как люблю ее я Культура

К 155-летию со дня рождения основоположника дагестанской, лезгинской литературы, народного поэта Дагестана...

7 часов назад

Зазеркалье Закарьи Закарьяева Изобразительное искусство

Ассамбляж, васте-арт, джан-арт, ресайклинг-арт, стимпанк, стрит-арт, трэш-арт. Современные художники...

4 дня назад

«Нити»: проект  о дружбе и добрососедстве Изобразительное искусство

Рассказ о Дагестане, его культуре и истории, уникальной природе в фотографии — это проект «Нити», основатели...

4 дня назад

Восемь лет, пока не кончится траур, в этот дом и ветру не будет доступа. Считайте, что окна и двери кирпичами заложены.

Испанские страсти вновь, спустя более чем десятилетие, на сцене Лакского музыкально-драматического театре имени Эффенди Капиева. 5 апреля состоялась премьера новой сценической редакции спектакля «Дом Бернарды Альбы» Федерико Гарсиа Лорки в постановке заслуженного артиста России Аслана Магомедова.

Пьеса «Дом Бернарды Альбы» — последняя в списке произведений испанского писателя. Работу над ней он окончил в июне 1936 года. Через два месяца Лорка был арестован и расстрелян. Премьера спектакля по последней пьесе Лорки состоялась спустя девять лет после его гибели. С тех пор «Дом Бернарды Альбы» не сходит со театральных подмостков. Пьеса оказалась востребована и в других сценических жанрах – оперы, мюзикла и балета.

Пять сестёр заперты в постылом доме жестокосердной матерью: Ангустиас, Магдалена, Амелия, Мартирио и Адела — старшей тридцать девять, младшей двадцать. Бернарда Альба (Саният Рамазанова) после похорон второго мужа объявляет траур на восемь лет, потому что «так принято». А что это значит в испанской деревне почти столетней давности? Нам это понять нетрудно, нравы южан во многом схожи. Думаю, мы с вами немало видели ситуаций, когда люди калечат свои и чужие жизни, боясь людского осуждения.

Уже колосья ждут серпа,
в поля идут жнецы,
и девичьи сердца с собой
уносят удальцы.
Откройте окна поскорей,
калитки отворите
и розы алые жнецам
на шляпы приколите.

А вокруг, тем временем, кипит жизнь: невесты и женихи обручаются в церкви, мужчины идут на жатву, ночью же в оливковых рощах живёт любовь, и кто-то возвращается домой с распущенными волосами и венком на голове. И словно предсказывая будущее сестёр, из своей каморки вырывается бабушка, Мария Хосефа (Барина Мусаева), сошедшая с ума мать Бернарды. Старуха жаждет любви и не верит, что больше не может иметь детей. И ещё вопрос, кто более выжил из ума – она или её дочь.

Самая младшая, Адела (Зинаида Чавтараева) — бунтовщик в этом черном царстве – несмотря на траур, у неё красный веер и оранжево-жёлтое воздушное платье. Адела кружит по сцене, как мотылек, пропадает где-то под покровом ночи — молодая кровь бунтует. Ведь вопреки трауру старшая богатая сестра Ангустиас (Рукижат Магомедова) выходит замуж за молодого красавца Пепе Римлянина, той повезло — Бернарда родила её от первого мужа, который сподобился оставить дочери хорошее наследство, да и не её отец, в конце концов, отошёл в мир иной. Ангустиас нездорова и стара, но богата, Адела молода и красива, но бедна… Такая несправедливость!

Магдалена (Джамиля Закарьяева), Амелия (Изумруд Магалиева) и Мартирио (Марьям Шихамирова), словно между молотом и наковальней, зажаты в этой мрачной и страстной круговерти. Смертью начинается и заканчивается это мрачное повествование. Смерть выглядит здесь как избавление от страданий несправедливого мира, при этом она не желанна, она не воспевается, она страшит. И всё же побеждает.

Созвучны смерти и декорации: чёрный полог сверху донизу, чёрный стол, чёрные стулья — Аскар Аскаров щедрыми пятнами разлил тьму по сцене. Никаких примет богатого сельского дома — только тьма. Ведущий во внутренние покои дома порог напоминает помост на пути к эшафоту — проблеску надежды здесь места нет. Черны и платья матери и сестёр, их белые ночные сорочки на этом фоне напоминают скорее саваны мертвецов. Сопровождает действо мощная и трагичная музыка Ширвани Чалаева.

На этом фоне островком надежды выглядит цветастая рубаха Понсии (Луиза Шахдилова), которая, наряду со служанкой (Юлиана Магомедова), вне власти деспотичной Бернарды.

Тяжёлая картина, не правда ли? Согласен, весёлого мало, хотя нашлось в этом спектакле полторы горсти смеха, который утекал, словно вода меж пальцев. Луизе Шахдиловой удалось снять напряжение у зрителей оригинальным исполнением комического эпизода.

В целом же вся постановка подобна чёрно-белому миру графических романов, в который лишь иногда вкрапляется цвет — глубокий тёмно-синий мир ночи под властью жаждущей выхода страсти, и ярко-красный мир смерти. Все сёстры на грани нервного срыва.

Колкие фразы в устах Джамили Закарьяевой, безразличное равнодушие Изумруд Магалиевой, искажённые ненавистью лица Зинаиды Чавтараевой и Марьям Шихамировой, готовых наброситься друг на друга, высокомерная надменность Рукижат Магомедовой заставляют поверить в реальность происходящего на сцене – торжество рока! Эта тема – одна из ключевых в драматургии Ф. Гарсия Лорки.

Царит над всем этим тёмным царством самодовольная Саният Рамазанова, уверенная в своей власти и потому не замечающая мелкие, но нарастающие стычки, сплетни, интонации протеста. Но бунт зреет, его не могло не быть. Бунт самоуничтожения!

И я не желаю, чтобы плакали. Смерти надо смотреть в глаза. Тихо! Молчать, я сказала! Слезы лить будешь, когда останешься одна! Мы все погрузимся в глубокий траур. Она, младшая дочь Бернарды Альбы, умерла невинной. Вы слышали? Тихо, тихо, я сказала! Тихо!

Фото автора