«И пусть грамотных мам будет больше!» | Журнал Дагестан

«И пусть грамотных мам будет больше!»

Дата публикации: 02.03.2023

Татьяна Гамалей

Каменные крылья Сосланбека Едзиева Культура

ВСЁ-ТАКИ ФОТОГРАФИЯ — МОЩНОЕ И ПРЕКРАСНОЕ ИЗОБРЕТЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА! СМОТРИШЬ И ЗАНОВО ПЕРЕЖИВАЕШЬ ВСЮ...

2 дня назад

День рождения Сулеймана Стальского Даты

День рождения великого поэта, классика дагестанской литературы поклонники его таланта решили отметить у...

2 дня назад

Читать — и никаких гвоздей! Новости

Разговор с заслуженным учителем Республики Дагестан, «Учителем года РД — 1993», кандидатом филологических...

3 дня назад

Оранжевые бараны и золотые жеребцы Дастархан

23 мая на стадионе «Анжи-Арена» около Каспийска открылась XXIV Российская выставка племенных овец и коз. На неё...

3 дня назад

В гостях у  «Д» врач-педиатр, неонатолог, кандидат медицинских наук, специалист по детскому питанию и вакцинопрофилактике, эксперт международного телеканала МИР24, автор и ведущая программы «Ваш детский доктор» Рабият Зайниддинова (Москва).

Рабият Зайниддинова

— Вы из медицинской династии, и это говорит, как правило, об осмысленном выборе профессии.

— Я родилась в 1979 году в Москве, в семье врачей. Первым врачом в нашем роду стала моя бабушка — Изумруд Садруддиновна Алиева, кандидат наук, доцент кафедры оториноларингологии ДМА, прекрасный педагог, талантливый ученый и блестящий хирург.

Папа — Зайниддинов Салахиддин Зайниддинович — детский хирург-уролог, ученик академика Н.А. Лопаткина и профессора П.К. Яцык. 

Мои родители — высокопрофессиональные клиницисты, яркие, притягательные, невероятно харизматичные люди — были удивительной парой, которую связали любовь, взаимопонимание, взаимоуважение и присущее обоим чувство тонкого юмора. С большим теплом и уважением до сих пор вспоминают моего отца его коллеги, сотрудники НИИ педиатрии, а через соцсети списываются со мной его ученики, наполняя гордостью мои воспоминания о нем.

О маме я могу говорить бесконечно. Мама — невролог, доктор медицинских наук, профессор, прошедшая блестящую школу академиков Е.В. Шмидта и Л.О. Бадаляна, их любимая ученица — врач по призванию с энциклопедическими знаниями и блестящим клиническим мышлением, она прошла уникальный профессиональный и управленческий путь становления. Это, бесспорно, путь подвижничества, путь человека, отдающего себя другим. Блестяще защитив кандидатскую и докторскую диссертации в Москве, она отказалась от возможности продолжать научные разработки в столице совместно с зарубежными коллегами и приехала в родной Дагестан. Здесь в 90-е годы впервые в стране — кого интересовали тогда дети с патологией нервной системы? — она организовала и возглавила единственный тогда не только в России, но и в СНГ Центр охраны нервно-психического здоровья детей и подростков МЗ РД, который успешно функционирует до сих пор. Сколько жизней она спасла этим? Тысячи? Десятки тысяч? Маленькие пациенты Центра стали благополучными, социализированными, они выросли, создали семьи и родили здоровых (!) детей. Безусловно, вклад Ханум Магомедовны в здоровье нации невозможно переоценить. Эффективный и всесторонне образованный управленец, она долгие годы курировала вопросы охраны материнства и детства на посту заместителя министра здравоохранения РД, в Народном Собрании РД I и II созыва, в должности заместителя мэра Махачкалы. 

— Итак, выбор был сделан в пользу медицины. Как проявились ваши научные предпочтения, как определились пути прикладной работы?

— В 2001 году я окончила педиатрический факультет Дагестанской государственной медицинской академии. Педиатрические знания и навыки совершенствовала на базе отделения для новорожденных и недоношенных детей Научного центра здоровья детей РАМН, обучаясь там в клинической ординатуре и аспирантуре. Аспиратура завершилась в 2006 году успешной защитой кандидатской диссертации, в которой был впервые приведен новаторский подход к оценке состояния и лечению детей раннего возраста с неврологическими заболеваниями. Там же, во время учебы в докторантуре, с 2009 по 2012 год я работала над материалами длительного наблюдения за этой же категорией пациентов: «малыши-торопыжки» разных сроков гестации (вынашивания ребенка — Ред.) наблюдались нами на протяжении 5–7 лет жизни, что позволяло отслеживать и корректировать формирующуюся вследствие недоношенности патологию.

Огромный опыт выхаживания новорожденных и маловесных малышей на протяжении 15 лет трансформировался в научные публикации — их более 50. Отдельные материалы моих трудов вошли в федеральные «Клинические рекомендации по ведению детей с последствиями перинатального поражения ЦНС», что явилось высочайшей оценкой моего профессионального уровня.

Охрана детского здоровья составляет основу моей жизни. Как активный популяризатор медицинских знаний я много лет актуализировала педиатрическую информацию для родителей в качестве педиатра-эксперта. Это вылилось в годы сотрудничества с крупнейшими брендами — производителями детских товаров и детского питания, и на просторах сети размещено огромное количество статей, видеороликов и вебинаров с моим участием в качестве спикера. Вы можете найти публикации на страницах журналов для родителей и, например, почитать про рефлексы новорожденного. Если кому-то больше нравится смотреть и слушать, то им в помощь вебинары проекта «Корми легко» и онлайн-школы мам, подкасты проекта «Маме не грустно».

Если больше по душе живое общение — приглашаю на лекции в школу мам: долгие годы я горжусь возможностью делиться своими знаниями на известных медийных площадках для молодых родителей. Много лет я выступаю в качестве медицинского эксперта международного телеканала МИР24. Сотрудничество с телеканалом считаю уникальной возможностью дать населению многих стран четкую, структурированную, профессиональную, а самое главное — понятную актуальную медицинскую информацию.

Несколько лет назад идея сделать информацию о детском здоровье и экспертной, и максимально понятной для родителей привела меня к созданию авторской программы о детском здоровье «Ваш детский доктор». Там с гостями нашей студии — ведущими отечественными экспертами в области педиатрии — мы говорим самым простым языком о самом сложном.

Оставаясь активно практикующим врачом-педиатром, делом всей своей жизни считаю охрану детского здоровья. Помощь и поддержка, забота и современный, профессиональный подход — мои главные ориентиры. И пусть грамотных мам будет больше!

— Почему вакцинация, ставшая одним из величайших достижений в медицине за три столетия, стала предметом жестких дискуссий в обществе? Достаточно очевидно, что уменьшение охвата населения вакцинацией имеет негативные последствия. Об этом говорят вспышки в Дагестане коклюша с тяжелым течением, полиомиелита, волна которого прошла недавно в Каспийске, мир пугают новыми формами чумы, холеры, оспы и др. То есть сбываются прогнозы медиков: джинн может быть вновь выпущен из бутылки, и опасные болезни, которые считались побежденными, вновь начнут собирать свою жатву?

— Здесь я могу четко прокомментировать: мы стали заложниками собственных побед. Советская педиатрическая служба, созданная Георгием Несторовичем Сперанским, долгие годы была эталонной и явилась, по сути, прообразом нынешнего модного превентивного подхода в медицине. Что, как не профилактика хронических заболеваний и предупреждение осложнений от острых инфекций, является залогом полноценного качества жизни ребенка, а затем и взрослого? И что, как не вакцинопрофилактика, может предупредить развитие тяжелых инвалидизирующих осложнений и — самое страшное — потерю ребенка?

Но — к счастью или увы — выросли целые поколения привитых своевременно детей. Став взрослыми, они обзавелись своими детьми и ни разу не сталкивались воочию с картиной, скажем, коклюша, кори или полиомиелита. Интернет-пространство бурлит от обилия домыслов и мифов, и вот уже червь сомнения точит материнское сердце: а стоит ли? Где они там, эти мифические детские инфекции и кто их видел вообще …

По поводу доверия к медицине в общем я скажу коротко — его у нас нет. Если, например, зарубежные коллеги дают рекомендации, они выполняются пациентами априори. А у нас? Правильно! Сначала обсудить с подругами, соседками, в сети еще на форумах, ну и еще пару врачей знакомых тоже потревожить — на всякий случай. Понимаете? У меня когда унитаз ломается, я приглашаю специалиста — сантехника. А человеческий организм сложнее унитаза, я вас уверяю. Но у нас же каждый — футболист, политик и таки немножечко врач, поэтому о каком можно тут говорить доверии?

А джинн из бутылки выпущен давно. И поэтому мои дети, мои племянники, дети моих друзей мной привиты. И периодически ревакцинируются. У меня запасных детей нет!

— Есть ли возможность сравнивать ситуацию с вакцинированием детей в Дагестане и в Москве, где вы сейчас работаете? О чем говорят эти данные? «Антиваксеры» — это универсальное явление?

— Я бы сказала, что в процентном соотношении доля антипрививочников примерно одинакова по всему миру, разнится лишь вид воздействия на родителей с подобными убеждениями. Например, за рубежом это может грозить штрафами, визитом опеки, изъятием детей ввиду ненадлежащей заботы об их здоровье, невозможностью посещать детские коллективы и т.д. В России таких инструментов воздействия на сегодня нет, в Дагестане, в частности — тем более. Не скажу, что в Дагестане мало грамотных мам, совсем нет. Мало педиатров, чей путь — подвижничество и просвещение. И время — его у врачей почти никогда нет. А ведь порой визит к врачу для проведения вакцинации может занимать больше часа — вопросы родителей, осмотр педиатра, сама процедура, наблюдение после и заполнение документации.

Конечно, если родители доверяют предложенной врачом схеме, если достигнута комфортность общения, процедура вакцинации проходит быстро и четко, как во всем мире, где рутинность и автоматизм этой манипуляции находится в полном ведении среднего медицинского персонала, и доктор своей печатью лишь заверяет разрешение на вакцинацию и подтверждает ее проведение.

— Ковид, получивший самые нелестные определения (его даже связали с библейским Мором — предвестником конца света), стал сдавать свои позиции, по вашему мнению, благодаря вакцинированию населения во всем мире? Убедит ли это население в необходимости прививок, вернет ли прежнее доверие к ним?

— Боюсь, что пандемия подорвала в целом доверие населения к врачам — слишком многие пали в этой битве. К сожалению, огромные потери понесло и медицинское сообщество, и новую волну ковида, штамма омикрон, неизбежную этой осенью, встречать будут те коллеги, кто выстоял физически и не выгорел эмоционально. Пандемия продолжается, и нам предстоят новые уроки.

— Вы известный детский доктор, взявший на вооружение Инстаграм. Как появилась идея завести профессиональную страницу? Она работает как просветительская или как бизнес-страница, помогающая в ведении практики?

— Страница в социальных сетях или собственный сайт улучшают презентативные возможности доктора. Сейчас время «одного клика», и четко представленная информация о докторе позволяет пациенту сориентироваться: «мой» или «не мой» врач, запишусь или не пойду. По сути, это банальное распознавание «нравится — не нравится», именно так это и работает. Возникает зачастую другая проблема — специалисты по соцсетям создают доктору красивый «упакованный» профиль, пациент записывается на прием и понимает, что обертка была привлекательней начинки. Как следствие, выброшенные деньги и потраченное впустую время. Поэтому так важна для меня просветительская составляющая моей профессии, живое общение на миллионную аудиторию. На приеме я совершенно такая же, как в студии федерального канала или в аудитории, полной беременных красавиц. Вот я такая, как есть — ваш детский доктор Рабият.

— Очень интересна ваша гражданская позиция, то, как вы понимаете истинный патриотизм, действенную любовь к родине, которая предполагает не только пустопорожний пафос, но и здоровую критику, которая, как известно, помогает менять ситуацию к лучшему. Ваш пост о ситуации вокруг туристической сферы в Дагестане всколыхнул Инстаграм, вызвал многочисленные отклики. Чего было больше: слов поддержки или неприятия?

— Да, я понимаю, о чем идет речь. Это было из серии «не могу молчать». Эта боль зреет во мне давно, Дагестан — моя родина. Это мое детство и юность, «маевки» в Дубках с семьей, шум и духота второго рынка, модные дефиле красавиц 90-х по 26 Бакинских и обратно. Я люблю Махачкалу всем сердцем — шумную, бурлящую, живущую «не благодаря, но вопреки». Этот город, эта республика уникальны: смешение стилей, языков, конфессий — этим мы и прекрасны. И разговоры о дресс-коде на территории республики меня весьма позабавили. Можно было написать иначе, корректнее и нежнее по отношению к людям, везущим в республику огромные по местным меркам деньги. Например, «дорогие гости, мы вам безумно рады. В наших горах еще живут пугливые змейки и ящерицы, и длинные брюки будут самым безопасным видом защиты для вас — ведь ближайший медицинский пункт весьма неблизко». Или так: «Наши дорогие туристы! Мы так готовились к вашему приезду, что не успели вывезти в более спокойное место наших стариков — дедушку Магомеда и бабушку Ажай. Вся культура Дагестана построена на уважении к старшим. Пожалуйста, не сочтите за труд надеть скромную одежду и накинуть платок — ведь дедушка Магомед не видел декольте уже 30 лет, не будем торопить его инфаркт. С нас — бесплатные фото в национальном костюме».

Это ведь так просто: просьба — уважение — четкость — бонус. Ну, азы маркетологии, так сказать. Но ведь проще нарисовать перечеркнутые шорты и написать: у нас дресс-код. Ну ок, скажут ребята и повезут свои деньги в Турцию. Там в шортах — можно!

Кстати, мой директ тогда разорвало. Все писали одно: молодец, что сказала об этом! И примеры — как и где ведут себя наши неидеальные соотечественники. Сдается мне, там дело не в шортах.

Иллюстрация: Чекмасов В. С. «Хирург Васильев Ф.В. (Ночное дежурство).