«Что за дивные мотивы» | Журнал Дагестан

«Что за дивные мотивы»

Дата публикации: 04.12.2022

Патимат Алискандиева, директор Гунибского музея

Кара-Тюрек Литература

Кара-Тюрекпосадка на авиарейс. а по мне хотьсейчас же назад. орфографии впоруврубиться, что Кара-Тюрек и...

3 дня назад

«Города и люди» Кунацкая

17 июля в кафе-музее «Город 1857» состоялась презентация двух номеров журнала «Дагестан» из серии «Города и...

3 дня назад

«Всеобщая песнь» в Театре поэзии Литература

12 июля в Театре поэзии состоялся поэтический вечер «Всеобщая песнь», посвященный 120-летию со дня рождения...

4 дня назад

В гавани ветров Литература

Николай Калиниченко, Москва. Родился 5 февраля 1980 года в Москве. Поэт, писатель, литературный критик. С 2020 года...

4 дня назад

После окончания Кавказской войны окружным начальником Укрепления Гуниб был назначен Николай Николаевич Кармалин. Вместе с мужем в Гуниб прибыла и его жена Любовь Кармалина (Беленицына) — ученица Михаила Глинки и Александра Даргомыжского.

Живя на Волыни в своём имении, а потом в Дагестане (1862), она собирала народные песни (в т. ч. песни раскольников, одну из которых Николай Римский-Корсаков использовал при завершении «Хованщины» Модеста Мусоргского в заключительном хоре сцены самосожжения).

Любовь Кармалина

«Кстати о Дагестане. Что за дивные мотивы! Подобного вы ещё ничего не слыхали. Оригинальность мелодий, дикость, самое содержание, — всё это меня поразило…» Отрывок из письма Л. Кармалиной Даргомыжскому из Гуниба 18 июня 1866 г.

Здесь, в Гунибе, Любовь Ивановна пела романсы. Ей очень понравились наши песни и мелодии. Со всего округа она собирала певцов, устраивала вечеринки, где звучали народные песни, сама напевала их, записывала без аккомпанемента. Потом снова приглашала певцов и просила послушать, правильно ли она записала мелодии.

В своём письме Милию Балакиреву она просила помочь ей некоторые мелодии уложить в нужный размер, найти соответствующую гамму.

Стараниями Любови Кармалиной в Гунибе шла своеобразная светская жизнь, перенесённая сюда русской военной элитой из Петербурга.

Милий Алексеевич Балакирев

Ей посвятили свои романсы А. Даргомыжский («Любил и люблю я, век буду любить», «Что в имени тебе моём»), М. Балакирев («Догорает румяный закат», «Спи», произв. для ф-п. «Испанская мелодия»), Ц. Кюи («К портрету Жуковского», ор. 27, № 6).

В одном из писем к певице Даргомыжский писал: «Видеть и слушать таких дивных исполнительниц моей музыки, как вы, было для меня необходимостью, давало новую силу моему творчеству».