Стратегические перспективы, или о том, что ожидает Дагестан | Журнал Дагестан

Стратегические перспективы, или о том, что ожидает Дагестан

Дата публикации: 15.01.2022

Андрей Меламедов

Белая вертикаль Новости

Генрих Иосифович Анохин родился в городе Ейске Краснодарского края 17 января 1925 года. Первый (с 7 июля 1941 года)...

17 часов назад

«Атлантида Парука» Культура

Выставка представляющая научный архив известного дагестанского исследователя и искусствоведа Дебирова...

17 часов назад

Пока будут стоять горы Новости

Федерацию альпинизма Дагестана я возглавляю уже больше тридцати лет, с 1979 года. И поэтому просьба...

1 день назад

Авторский концерт Аиды Джафаровой Культура

Авторский концерт дагестанского композитора Аиды Джафаровой «Современная дагестанская музыка», состоялся...

1 день назад

Для того чтобы выйти на новые горизонты развития, необходимо не только представлять себе эти самые горизонты, но и иметь под рукой чёткий план и просчитанную программу, позволяющие с минимальными затратами добиться выполнения поставленных задач. Между тем практически все пост­перестроечные годы Дагестан умудрился прожить без всяких программ и планов. Всё это время республика просто тихо плыла по течению, особо не реагируя на попытки постоянно меняющихся капитанов хоть как-то изменить маршрут.

Собственно и попыток-то серьёзных не предпринималось. Магомедали Магомедову было не до планов и перспектив — он едва успевал отвечать на вызовы и лавировать между скалами и водоворотами девяностых. Муху Алиев попытался слепить на коленке некий перспективный план, но его достаточно сырую Стратегию Народное собрание так и не утвердило. Дальше всех в этом направлении продвинулся Магомедсалам Магомедов — и Стратегию достаточно серьёзную разработал, и добился её принятия в 2011 году. Но этому капитану не повезло с командой — его планы и программы так и остались на бумаге и в жизнь не воплотились. Рамазан Абдулатипов планами предшественника заморачиваться не стал, имеющиеся под рукой лоции заменил собственными приоритетными проектами, реализация которых, впрочем, никак не отразилась на движении корабля. Что касается Владимира Васильева, то он ничего менять элементарно не хотел и никакими программами особо не заморачивался. Дагестан при нём по-прежнему тихо дрейфовал по течению, особо не прислушиваясь к разговорам капитана, рассказывающего пассажирам про свои успехи в борьбе с нерадивыми владельцами АЗС и банкетных залов и радостных перспективах, которые откроются перед республикой после реализации программы «Сто школ».

Сергей Меликов сразу же после назначения на пост главы республики заявил, что плыть в «никуда» не намерен и поручил оперативно разработать Стратегию социально-экономического развития Дагестана до 2030 года. В настоящее время работа над этим документом, который определит нашу жизнь на ближайшее десятилетие, находится на завершающей стадии, и вскоре мы узнаем, в каком направлении будет двигаться наша республика.

Не дожидаясь этого, корреспондент журнала «Дагестан» попытался спрогнозировать будущий маршрут движения Дагестана к светлому будущему. Скажем сразу, особого провидческого дара такие прогнозы не требуют. Достаточно внимательно поработать над новостями, отсеивая ненужное и отбирая факты, проливающие свет на то, какой хотят видеть республику люди, принимающие решения. Особое внимание при этом следует уделять информации, касающейся финансовых отношений региона и федерального центра. Тут всё просто. Если регион просит у Москвы деньги на строительство новых заводов, подкрепляя эту просьбу расчётами, доказывающими, что без этих самых заводов республике никак не обойтись, можно уверенно говорить, что будет взят курс на развитие промышленности. Если же региональные чиновники лишь говорят о необходимости развивать промышленность, но молчат о деньгах и целевых траншах федерального центра, на развитии промышленности можно смело ставить крест.

Итак, поговорим о деньгах. Самая масштабная просьба региона о выделении дополнительных денег была озвучена в начале марта, когда в Совете Федерации прошли Дни республики Дагестан. Простое перечисление направлений финансирования позволяет нам понять, какие направления развития нынешнее руководство республики считает приоритетными.

Начнём с того, что на развитие промышленности у Москвы не попросили ни копейки. Что позволяет сделать вывод: это направление в новой стратегии приоритетным не будет. Разве что к нам забредут некие сумасшедшие инвесторы, готовые на свой страх и риск строить заводы в регионе, в котором практически не осталось станочников.

Самый большой транш республика попросила у Москвы на развитие Дербента. Как известно, в ближайшие годы в развитие этого города планируется вложить более 330 млрд рублей. И понятно, что Дербент в новую Стратегию войдёт отдельной строкой.

Найдётся в ней место и для проблем агропрома. При этом, судя по запрошенным дополнительным траншам, основная ставка в АПК будет сделана на два направления — виноградарство и овцеводство. Не вызывает сомнений, что всё это давно согласовано с федеральным центром и дополнительные деньги республика гарантированно получит. Больше того, первые транши уже начали поступать. В прошлом номере нашего журнала было опубликовано большое интервью с заместителем председателя правительства РД Абдулмуслимом Абдулмуслимовым. В нём он, в частности, рассказал о том, что Дагестан попал в Государственную программу по борьбе с опустыниванием, что позволит решить главную проблему, тормозящую развитие овцеводства в республике — деградацию и стремительное опустынивание земель отгонного животноводства в северной части республики. Абдулмуслимов при этом сообщил, что первые транши в Дагестан пришли и есть надежда на то, что ситуация здесь вскоре изменится в лучшую сторону. Это даёт нам основание сделать вывод, что овцеводство в новой Стратегии будет прописано отдельной строкой.

Серьёзные перспективы имеются и у виноградарческой отрасли. После разговора в Совете Федерации в Дагестан приезжали федеральные чиновники самого высокого ранга, включая и председателя правительства Михаила Мишустина. И все они подтвердили готовность федерального центра вкладывать дополнительные деньги в производство технических сортов винограда. Поэтому очевидно, что в новой Стратегии найдётся место и для виноградарства, и для виноделия. При этом особое внимание (об этом говорили и Михаил Мишустин, и куратор Дагестана первый заместитель министра экономического развития РФ Михаил Бабич, и его начальник глава Минэкономразвития Максим Решетников) будет уделено увеличению производства коньяка.

Интерес чиновников к алкогольной отрасли легко объясним. Налоговая отдача агропрома в целом минимальна, единственное исключение — технический виноград с его алкогольными акцизами. В прошлом году, к примеру, алкогольные предприятия республики заплатили почти 2,3 млрд рублей акцизных денег.

Отдельный разговор в Совфеде состоялся о развитии туризма, который в новую Стратегию попадёт однозначно. О нём говорили не только в связи с Дербентом, дагестанские чиновники просили дополнительные деньги на развитие инфраструктуры отрасли, без чего невозможно говорить о превращении республики в регион массовой индустрии гостеприимства.

Сенаторы наших чиновников услышали и дополнительные транши пообещали. Пообещали денег и в правительстве РФ. В ходе визита в Дагестан председателя правительства РФ Михаила Мишустина последний твёрдо по­обещал финансово

поддержать развитие туристической отрасли. К слову, не только в Дагестане. Во время визита премьера в республику корреспондент журнала «Дагестан» проанализировал график поездок Мишустина по стране. И неожиданно выяснил, что с начала года премьер регулярно посещает регионы, экономика которых практически не развивается. Объединяет их одно — наличие туристического потенциала. Республика Тыва, Республика Алтай, Дагестан, Чечня, Ставрополье — все эти регионы при грамотном подходе могут стать центрами внутреннего туризма.

Кроме того, о необходимости развития внутреннего туризма в противовес зарубежному за последние месяцы несколько раз сказал Владимир Путин. Что, несомненно, свидетельствует о том, что эта задача сегодня вышла на государственный уровень и стала приоритетной.

О причинах этого мы можем только гадать. Может быть, всему виной пандемия КОВИДа и связанные с ней транспортные ограничения. А может, страна готовится к жизни в условиях политической изоляции (как это было во времена СССР) и загодя готовится к монтажу нового железного занавеса. По большому счёту причины принятия такого решения для Дагестана не очень важны. Главное, что федеральный центр готов активно вкладываться в развитие внутреннего туризма, и на этом фоне республика может решить многие системные проблемы, которые в ней накапливались десятилетиями.

Позволю себе небольшое отступление от основной темы, без которого трудно будет объяснить, почему туризм Дагестану сегодня очень нужен, несмотря на то что он несёт для большей части населения, не связанной с туристическим бизнесом, множество рисков. Имеется в виду неизбежное повышение цен на овощи и фрукты, рост стоимости аренды жилья, сезонный дефицит авиа- и железнодорожных билетов и многое другое. Желающие легко могут расширить этот список, который можно растянуть на целую страницу. Но при этом следует учитывать один очень важный момент.

Если в Дагестане не будет массового туризма, у нас никогда не решатся наши «больные» коммунальные проблемы. Только «под туризм» мы сможем получить деньги на строительство очистных сооружений в Каспийске и канализационного коллектора к ним. Только благодаря туристам смогут заработать очистные сооружения в Избербаше и Дербенте. Только развитие индустрии гостеприимства позволит обеспечить качественной питьевой водой наши города и сёла. А кроме того, у нас могут решиться проблемы с обеспечением надёжного электроснабжения, подачей газа, строительством новых дорог.

Важно понимать, что в «мусорных регионах» туризм развиваться не будет. И значит наши единственные надежды на то, что в республике наконец будут решены проблемы со сбором и цивилизованной утилизацией бытовых отходов, опять же, напрямую связаны с перспективами развития туристической отрасли.

Понятно, что в новой Стратегии каждая из этих проблем будет прописана отдельной строкой, но это не суть важно. А важно то, что впервые за долгие годы у республики появился реальный шанс кардинально изменить ситуацию в самой проблемной сфере нашей жизни.

Именно поэтому в ходе визита Михаила Мишустина в Дагестан последний чётко увязал развитие туризма с необходимостью строительства инфраструктуры (наведение порядка в земельно-иму­щественных отношениях, строительство гостиничных комплексов, расширение аэропорта, решение проблем качественного водоснабжения и водоотведения и т. д.). К слову, во время визита дагестанской делегации в Совет Федерации сенаторов просили помочь решить именно эти проблемы, тормозящие развитие туристической отрасли в республике.

Чиновники прекрасно понимают, на что федеральный центр денег дать может, а на что — нет. И поэтому каждую просьбу о дополнительных траншах стараются озвучивать в русле «проходных направлений».

Простой пример. В Дагестане давно назрела проблема реабилитация Аракумских и Нижне-Терских водоёмов, уровень которых сильно упал (сегодня обводнено около 30 % площади этих озёр). Если бы в ходе разговора в Совфеде наши чиновники просто попросили денег на её решение, то, возможно, получили бы отказ. Но всё было сделано грамотно. Сенаторы услышали о дополнительных направлениях туризма в республике — охотничьем и рыболовном. И, естественно, решили посодействовать в выделении денег на чисто туристический проект.

И ещё немного о том, что, скорее всего, войдёт в новую Стратегию. На одном из последних заседаний, посвящённых ходу её разработки, Сергей Меликов предложил разделить Стратегию по направлениям, обозначив главные из них. Это развитие строительной отрасли, земельных отношений, сельского хозяйства, цифровизации, здравоохранения и образования.

Кроме того, в недавнем интервью Интерфаксу Меликов обозначил приоритетные проблемы социального блока, на решение которых будет, несомненно, нацелена новая Стратегия.

«Прежде всего, это образование и здравоохранение, — отметил глава республики. — Образование и здравоохранение Дагестана нуждаются не только в реформировании, но и в полной перезагрузке. История с пандемией наглядно показала состояние здравоохранения региона. К тому же, имея в наличии огромное количество высококвалифицированных врачей, дагестанцы выезжают лечиться за пределы республики. К сожалению, у нас первичное звено здравоохранения хромает. Возможно, эта проблема существует по всей стране, но у себя в регионе хотим подойти к её решению отдельно.

Также имеются проблемы в сфере образования — начиная со школ, заканчивая инфраструктурой. Вроде бы новая школа, построенная недавно, но не отвечает современным требованиям, в том числе и по оснащению. Поэтому сегодня активно работаем с коллегами из федеральных органов исполнительной власти и других регионов для того, чтобы исправить эту ситуацию. Дагестанцы не должны жить хуже, чем жители других регионов. Даже те средства, которыми мы сегодня располагаем, при их рациональном использовании и правильном распределении могут дать больший эффект».