Дом, в котором жил Гомер XX века? | Журнал Дагестан

Дом, в котором жил Гомер XX века?

Дата публикации: 14.09.2023

Наида Хаспулатова

Летопись героических дней История

Республика готовится встретить очередную годовщину победы в Великой Отечественной войне. В преддверии...

4 дня назад

«Я та, что к солнцу поднялась!» Изобразительное искусство

Юбилейная ретроспективная выставка, посвященная 120-летию со дня рождения известной русской, иранской и...

4 дня назад

Добро пожаловать в ад Культура

Восемь лет, пока не кончится траур, в этот дом и ветру не будет доступа. Считайте, что окна и двери кирпичами...

5 дней назад

Погибший цветок Литература

Из-под снега неожиданно, с осторожностьюВзглянул на мир вестник жизни —Воспевая конец суровой...

5 дней назад

Великий поэт, основоположник лезгинской литературы Етим Эмин родился и всю жизнь жил в Сулейман-Стальском районе, но в его селе Ялцуг уже 60 лет никто не живет — от дома классика дагестанской литературы ничего не осталось.

Дом знаменитого Сулеймана Стальского в селении Ашага-Стал сейчас — музей. Стихи Стальского еще при его жизни издавались миллионными тиражами на всех языках Советского Союза, на 11 иностранных языках. Его друзьями и гостями были лучшие советские писатели и поэты со всего Советского Союза, начиная с Максима Горького. Именно после очередного визита делегации Союза писателей СССР, когда Сулейман не смог поместить всех гостей в своем скромном саманном домике, дагестанское правительство решило построить ему этот, по меркам того времени, огромный особняк. Но известность никак не отразилась на образе жизни великого поэта. Когда в 1936 году к нему заехал руководитель ДАССР Нажмудин Самурский, он с удивлением узнал, что Стальский поливает овощи на колхозном огороде. «Зачем, — спросил Самурский, — ведь у тебя огромные деньги на счету, гонорары за твои книги, на эти деньги в каждом селе твоего района можно построить школу?». Сулейман обрадовался и сказал: «Сейчас же возьмите все мои деньги и стройте школы». И, проводив гостя, вернулся к поливу огорода.

Во дворе музея — бронзовая скульптура поэта, под стеклянной крышей — машина, которую Стальскому подарил Серго Орджоникидзе. На стенах фотографии: с семьей, выступающим на первом Всесоюзном съезде писателей, с руководством страны. Раньше здесь была его одежда, посуда, мебель, подлинники фотографий и газет. Но, к сожалению, в 2016 году религиозные экстремисты сожгли дом-музей, чтобы «наказать» односельчан за празднование Яран Сувара.

Специалист дома-музея Фейзудин Мамедов рассказывает, что всё было сожжено до стен. «Музей за свой счёт восстановили Фируза Керимова, жена Сулеймана Керимова, и Рашид Сардаров. Руководил восстановлением Михаил Казаков, лучший архитектор Москвы. Экспонаты, похожие на сгоревшие, собирали поштучно; хорошо, что ко времени пожара полностью оцифровали все фотографии и печатные материалы музея, сейчас здесь висят их фотокопии. Но осталось и несколько личных вещей Сулеймана: кинжал, часы, чунгур, который он подарил Эффенди Капиеву.

На этом фото он с семьей, у него было трое сыновей и две дочери. Все сыновья пошли на фронт, двое погибли, вернулся только средний. У Сулеймана все сыновья успели жениться и родить детей, поэтому много внуков. Одна из внучек — директор этого музея Лидия Стальская.

Михаил Шолохов, лауреат Нобелевской премии сказал о Стальском: «Сулейман — выразитель народных дум». «Старик в папахе и бешмете в величавом безмолвии сидел в зале, ему дали слово, и потекла незнакомая медленная речь, но ясно было, что этот зал ему тесен», — вспоминал Борис Пастернак.

Сталин на встрече с делегацией писателей спросил Сулеймана, что он хочет. Сулейман ответил: «Лично для меня и моей жены нужно только две пары резиновых галош, а для нашего района, если сможешь, хорошо бы построить консервный завод, а то у нас много фруктов пропадает». Посовещавшись с Микояном, Сталин дал такое указание, и в 1933 году был построен Касумкентский консервный завод, который проработал много десятилетий, 13 лет держал переходящее Красное знамя Всесоюзного соревнования. А сейчас от завода ничего не осталось, автомойку там открыли».

Мамедов показывает «Правду» — главную газету СССР, которая несколько раз посвятила целую страницу Сулейману. Ни до, ни после ни один дагестанец не удостаивался такой чести. ТАСС передало известие о смерти поэта лаконично: «23 ноября 1937 года умер Сулейман Стальский» — ни звания, ни должности. В этом не было нужды — его имя знал весь Советский Союз, весь мир.

Имя поэта было присвоено Касумкентскому району в 1969 году, по просьбе местных жителей, которые хотели увековечить память своего знаменитого земляка.

Прошло много лет, но в доме-музее с каждым годом всё больше посетителей: туристов, школьников. Поэтический дух и поныне жив в Ашага-Стале. Удивительно, но оба лезгинских народных поэта Дагестана, получившие звание в этом году, — Фейзудин Нагиев и Сажидин Саидгасанов, родились в этом селе.

Фото Руслана Алибекова.