Дети Кулан вац | Журнал Дагестан

Дети Кулан вац

Дата публикации: 21.02.2022

Шахбан Хапизов

Каменные крылья Сосланбека Едзиева Культура

ВСЁ-ТАКИ ФОТОГРАФИЯ — МОЩНОЕ И ПРЕКРАСНОЕ ИЗОБРЕТЕНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА! СМОТРИШЬ И ЗАНОВО ПЕРЕЖИВАЕШЬ ВСЮ...

2 дня назад

День рождения Сулеймана Стальского Даты

День рождения великого поэта, классика дагестанской литературы поклонники его таланта решили отметить у...

2 дня назад

Читать — и никаких гвоздей! Новости

Разговор с заслуженным учителем Республики Дагестан, «Учителем года РД — 1993», кандидатом филологических...

3 дня назад

Оранжевые бараны и золотые жеребцы Дастархан

23 мая на стадионе «Анжи-Арена» около Каспийска открылась XXIV Российская выставка племенных овец и коз. На неё...

3 дня назад

Переселения самурских лезгин на южный склон Главного Кавказского хребта в XVIIIXIX вв.

В XIX в. лезгины Дагестанской области были расселены по долинам рек Самур, Ахтычай, Гюльгерычай, а также на обоих склонах Самурского хребта. Этническая территория лезгин была довольно обширна и в административном отношении входила в Самурский и Кюринский округа Дагестанской области. Таким образом, этническая территория лезгин Дагестана расположена вдоль всего течения реки Самур и прилегающих к реке земель. Это нашло отражение в лезгинском названии реки Самур — «Кулан вац», что означает срединная река [1, с. 1.].

Расселение дагестанских лезгин в XIX веке

Лезгинское население в природно-географическом отношении занимало все четыре зоны: равнину, предгорье, среднегорье и высокогорье. Для того чтобы полнее раскрыть особенности расселения лезгин в плане влияния на численность и миграции, необходимо учитывать и административно-территориальное деление Дагестанской области, т. к. это даёт возможность получить более объективные представления о темпах изменения их численности в рассматриваемый период.

В административно-территориальном отношении лезгинское население Дагестана во второй половине XIX в. находилось в Кюринском и Самурском округах. В рассматриваемый период, точнее по сведениям посемейных списков 1886 г., в Дагестанской области насчитывалось около 170 лезгинских населённых пунктов, из них 127 аулов были в составе Кюринского округа (Гюнейский, Курахский и Кутур-Кюринский участки) остальные — в составе Самурского округа (Ахтыпаринский и Докузпаринский участки) Дагестанской области [2].

После крупной реформы в административном устройстве Дагестанской области, последовавшей в 1899 г., Кюринский округ (центр — село Касумкент) состоял из четырёх участков и одного приставства: Гюнейского, Курахского, Кутур-Кюринского, Южно-Табасаранского участка и Улусского приставства. Однако первоначально Кюринский округ, образованный из бывшего Кюринского ханства, не включал в свой состав Южно-Табасаранского наибства (позднее участка и Улусского магала (приставства). Эти территории вошли в состав округа в 1864 и 1883 годах соответственно [3].

Самурский округ (центр — село Ахты) состоял из трёх участков: Ахтыпаринского, Докузпаринского и Лучекского. До организации Самурского округа в 1839 г. его территория состояла из следующих участков: Ахты-Пара II, Алты-Пара, Докузпара, представляющих собой союзы сельских общин [4, с. 191].

Существенную роль в развитии этнических и этнодемографических процессов у лезгин в рассматриваемый период сыграло присоединение Дагестана к России. Лезгинские земли среднего течения р. Самур (Кюринское ханство) были присоединены к России в 1812 г. [5, с. 187]. После заключения Гюлистанского мирного договора между Россией и Ираном в 1813 г. территория Дагестана формально вошла в состав Российской империи.

Самые ранние относительно достоверные сведения о расселении лезгин Дагестана содержатся в работе А.В. Комарова «Списки населённых мест Дагестанской области». По его сведениям, во второй половине 1860-х годов насчитывалось 170 лезгинских аулов, в которых проживало 79618 человек (1866 г.), что составляло 18,4 % всего населения Дагестанской области [6]. К 1886 г., т. е. двадцать лет спустя, численность лезгин достигла 98958 человек, однако доля их в этническом составе Дагестана незначительно уменьшилась и составила 17,4 % [7]. Через тридцать лет число лезгин, по нашим подсчётам, выросло до 105202 человек (1916 г.), а доля их среди всего населения области уменьшилась до 16,5 % [8].

Таким образом, в течение полувека прирост численности лезгинского населения составил 32,1 %, для сравнения укажем, что за этот же период число агулов выросло на 50,5 %, а цахуров — на 45,5 %. Причиной такой разницы в приросте населения этих этнических общностей мы видим не только в собственно демографических, но и в миграционных процессах. Они заключались в массовой миграции лезгин Дагестана в крупные городские центры Южного Кавказа и прежде всего в Баку, а также постепенное оседание лезгин на своих кутанах, расположенных на южных склонах Главного Кавказского хребта. Причём этот процесс начался не в XIX в., а намного раньше и носил разнонаправленный характер и зависел от политической и экономической ситуации по обе стороны хребта. Во время крупных военных нашествий иноземных войск и прочих подобных потрясений лезгины укрывались на северных отрогах большого хребта, а в более мирные периоды происходил обратный процесс возвращения на более плодородные земли.

Лезгины, делающие черный чекан на серебряных орудиях и вещах. Фото Д. Ермакова (рубеж XIX-XX вв.)

Ахтынские лезгины в Закатальском округе

Работая летом 2011 г. в Центральном историческом архиве Грузии, я выявил документы о массовой миграции жителей лезгинского селения «Калал» в пределы существовавшего до 1920-х гг. Закатальского округа. В документах оно указывается как селение Калал, входившее в общество Ахты-пара, однако в Ахтынском районе наиболее схожее название имело ныне не существующее селение Хал, входившее ранее в Смугульский сельсовет Ахтынского района. Нужно учесть, что по-лезгински Калар или Калал — это «калинцы» или «жители Кала».

В Мухахском ущелье Закатальского округа есть селение Калал, которое согласно архивным материалам «Закатальской сословно-поземельной комиссии» было основано переселенцами из лезгинского селения Калал (в документах оговорено, что это не цахурское селение Калал, а селение, входившее в состав Ахты-пара). В 1860-х гг. оно состояло из 36 хозяйств, 12 из которых были записаны «мугалами», а 24 — «лезгинами». Интересно то, что под «мугалами» подразумевались лезгины из селения Калал, а под «лезгинами» — цахуры. Хотя селение было основано лезгинами, впоследствии оно стало цахурским, поскольку они составили большинство и ассимилировали в языковом отношении близкородственных лезгин. Согласно записанным в XIX в. преданиям, выходцы из лезгинского селение Калал в середине XVIII в. переселились в Цахур, «а оттуда по указанию цахурцев заняли гору Накчихаб. Но нашедши удобнее жить в ущелье, предки с Накчихаб спустились и поселились в местах, занимаемых ныне селениями Калал, Эзгили и Джимджимах. Последние эти существовали гораздо раньше занятия цахурцами селения Баш-Сувагиль». Записанные «мугалами» выходцы из селения Калал сообщили Закатальской сословно-поземельной комиссии, что «лезгины перешли к нам сравнительно недавно, лет 100 тому назад» из Сувагиля [9, л. 244], основанного, по материалам комиссии, «более 200 лет» назад, т. е. в середине XVII в. [10, л. 234].

Живущие в Эзгили «мугалы» также назвали себя переселенцами из лезгинского селения Калал и заявили, что «мугалами себя не считают и не называют». Селение в 1860-х гг. состояло из 17 дымов, из которых 14 относилось к выходцам из Калала, а 3 — к цахурам, переселившимся из Сувагиля. «Мугалы» также рассказали, что «называют себя калалинцами» [11, л. 244]. В соседнем Джимджимахе все 18 дымов, из которых состояло местное население, принадлежали выселенцам из Калала Ахтыпаринского округа, называвшим себя «калалский тухум» [12, л. 248].

Что интересно, посёлки Джимджимах и Агдамкалал, как основанные выходцами из Дагестана, вплоть до 1907 г. входили в состав Дагестанской области. По неоднократному ходатайству управления Закатальского округа, которое считало целесообразным нахождение этих посёлков под их ведомством, губернатор Дагестанской области своим указом от 15 июня 1907 г. передал их в административное подчинение Закатальскому округу [13, л. 42].

Уже во второй половине ХIХ в. селения Джимджимах и Эзгили Закатальского округа перешли на тюркский язык общения, хотя и называли себя лезгинами. В настоящее время они — азербайджанцы с родным азербайджанским языком, хотя и помнят, что предки их были «лезгинами», но не знают конкретных корней. Представители тухума «Калал», поселившиеся преимущественно в цахурских селениях Мухахского ущелья, перешли на цахурский язык и ассимилировались в соответствующей среде. Поскольку массовое переселение из Ахтыпара состоялось в середине XVIII в. логично предположить, что причиной для миграции

стали походы Надир-шаха в 1734–42 гг. В то же время Джарская республика (позже — Закатальский округ) была опустошена теми же походами Надир-шаха, и здесь имелись пустые земли, которые постепенно были заняты переселенцами из Дагестана.

Самурские лезгины в Нухинском уезде

Основной поток миграции лезгин на юг проходил из Самурской долины из-за малоземелья, пик его роста пришёлся на начало второй половины XIX века. К примеру, треть жителей селения Балуджа из-за безземелья переселилась на территорию Нухинского уезда Елизаветпольской губернии, образовав там отселок Южная Балуджа. В 1869 году старое селение состояло из 60 дымов и проживало в нём 377 человек, а в Южной Балудже проживало 114 человек и состояло оно из 29 дымов. Аналогичные процессы происходили и в другом селении самурских лезгин — Джиджиг. В 1869 году в старом селении (Северный Джиг-Джиг) проживало 439 человек, а состояло оно из 52 дымов. В то же время Южный Джиг-Джиг состоял из 21 дома и проживало там 135 человек. В результате таких миграций лезгинские селения с одинаковыми названиями имеются ныне и в Дагестане, и в Азербайджане. К примеру, селения Каладжух и Смугул есть и в Ахтынском районе Дагестана и в Исмаиллинском районе Азербайджана [14, с. 121].

Подобные процессы происходили во многих селениях Самурского округа. К примеру, жители крупного прежде лезгинского селения Фий (ныне Ахтынский район) проживают в селениях Еникенд и Тупкент Огузского (в прошлом — Варташенского) района Азербайджана, а также частично в селениях Нидж, Михли, Бум, Ковах Нухинского уезда [15, с. 3]. Другой пример приводит языковед А. Гюльмагомедов, согласно которому «селение Дуружа, по рассказам стариков, образовано в середине прошлого столетия переселенцами из горного лезгинского селения Игир (Игъир) ныне Ахтынского района» [16, с. 169]. Впрочем, переселения в пределы Нухинского уезда происходили не только из Самурского округа, но и из других лезгинских участков. К примеру, языковеды У.А. Мейланова и Б.Б. Талибова пишут, что селение Камарван в Кабалинском (Куткашенском прежде) районе основали жители селения Камархур Хив­ского района, а селение Цацар в Исмаиллинском районе — жители одноименного селения в Кусарском районе [17, с. 121]. Также из Кубинского района в XVIII в. часть жителей селения Кюснет перешла в Кабалинский (Куткашенский) район и основала там одноимённое селение [18, с. 100].

В отличие от лезгин, переселившихся в XVIII в. в пределы Джарской республики (Закатальского округа), лезгины Нухинского уезда сохранили язык и этническое самосознание, за исключением семей, поселившихся в преимущественно азербайджанских населённых пунктах. Ныне в пределах Шекинского, Кабалинского, Огузского, Исмаиллинского районов, входивших ранее в состав Нухинского уезда, проживает около 36 тысяч лезгин, являющихся частично потомками переселенцев из Самурской долины.

Литература

1. Услар П.К. Кюринский язык // Этнография Кавказа. Языкознание. – Тифлис, 1896.

2. Свод статистических данных, извлечённых из посемейных списков Дагестанской области 1886 г. – Тифлис, 1890.

3. Козубский П.К. Памятная книжка Дагестанской области. – Темир-Хан-Шура, 1895. – С. 333; Его же. Материалы по истории управления Дагестанской областью // Дагестанский сборник. – Темир-Хан-Шура, 1902. – Вып. 1.

4. Хашаев Х.О. Общественный строй Дагестана в XIX в. – М.: Изд-во АН СССР.

5. Хашаев Х.О. Указ. соч.

6. Подсчитано по материалам сборника статистических сведений о Кавказе. – Тифлис, 1869. – Т. 1.

7. Дагестанская область. Свод статистических данных о населении Закавказского края, извлечённых из посемейных списков 1886 г. – Тифлис, 1893.

8. Подсчитано по материалам: Заикин Г.М. Населённые места Дагестанской области. – Темир-Хан-Шура, 1917.

9. ЦИАГ. Ф. 236. Оп. 2. Д. 4 (Дело Закатальской сословно-поземельной комиссии о действиях комиссии в сел….).

10. ЦИАГ. Ф. 236. Оп. 2. Д. 4 (Дело Закатальской сословно-поземельной комиссии о действиях комиссии в сел….).

11. ЦИАГ. Ф. 236. Оп. 2. Д. 4 (Дело Закатальской сословно-поземельной комиссии о действиях комиссии в сел….).

12. ЦИАГ. Ф. 236. Оп. 2. Д. 4 (Дело Закатальской сословно-поземельной комиссии о действиях комиссии в сел….).

13. ЦИАГ. Ф. 231. Оп. 1. Д. 281 (Дело Комиссии для окончания сословно-поземельных дел в частях Кавказского края военно-народного управления).

14. Мейланова У.А., Талибова Б.Б. Кубинское наречие как промежуточное звено в системе лезгинских диалектов // Диалектологическое изучение дагестанских языков. – Махачкала, 1992.

15. Абдулжамалов Н.А. Фийский диалект лезгинского языка. – Махачкала: Дагучпедгиз, 1965.

16. Гюльмагомедов А. Об основных особенностях дуружинского говора лезгинского языка // Учёные записки Института ИЯЛИ им. Г. Цадасы Дагестанского филиала АН СССР. Т. XVIII (серия филологическая). – Махачкала, 1968.

17. Мейланова У.А., Талибова Б.Б. Указ. соч. 18. Саадиев Ш.А. Межойконимные связи на территории Азербайджана // Материалы научной конференции, посвященной изучению топонимии Азербайджана. – Баку, 1973.