Бархан, стекло и клубника | Журнал Дагестан

Бархан, стекло и клубника

Дата публикации: 30.01.2022

Наида Хаспулатова

«Тарки-Тау 2016» или Литература против террора Кунацкая

22–24 сентября 2016 года Национальная библиотека Республики Дагестан имени Расула Гамзатова стала центром...

9 часов назад

Космический портал Мусы Манарова История

21 декабря 1987 года весь Дагестан был потрясён новостью — наш лакец в космосе! В конце июня в Лакском районе...

9 часов назад

Королю филиграни — 70 Культура

Юбилей для художника — всегда экзамен перед собой. Курбанали Магомедов, мастер-ювелир, искусство которого...

1 день назад

Успех «Академии гимнастики» Дастархан

В апреле в Сочи, в Академии художественной гимнастики «Небесная грация» прошёл 12-й Международный детский...

1 день назад

Кумторкалинский район — фактически самый молодой район Дагестана. В отличие от тысячелетних горных аулов, здесь в основном была заброшенная земля, пастбища. Массово район стали заселять после глобального землетрясения 1970 года. Но, благодаря тому что он расположен на северной окраине Махачкалы, это самый промышленно развитый район респуб­лики. Стали ли от этого лучше жить обычные жители, мы и решили узнать. Тем более, ехать недалеко.

Новые заводы

За 30 лет после развала Советского Союза в Дагестане было построено всего два завода. И оба в Кумторкалинском районе, рядом. О строительстве Каспийского завода листового стекла несколько лет подряд постоянно говорили все руководители республики — «стройка века» освещалась во всех СМИ. Наконец завод заработал. И тут оказалось, что всё далеко не так радужно. Сначала возникли проблемы с сырьём — кварцевый песок, необходимый для стекла, которого в республике очень много, оказался неподходящим, и его пришлось возить издалека. Вылезла ещё куча проблем, о которых много говорили и писали, и всё закончилось печально — завод обанкротился, директора и нескольких его подчинённых арестовали. Нас интересовало одно — работает ли сейчас этот завод.

Путь к заводу через посёлок Тюбе лежит через огромные заброшенные здания. Когда-то здесь круглосуточно работали керамзитовый завод, завод железобетонных изделий, знаменитый на весь Дагестан элеватор. Сейчас они стоят молчаливые, с зияющими окнами, никому не нужные. Их территория постепенно застраивается домами и магазинчиками. Почему строители новых заводов не захотели воспользоваться капитальными заводскими зданиями, почему они вообще никому не нужны — непонятно.

Когда подъехали к заводу, на его белых строениях увидели крупную надпись: «Салаватстекло». Пропускной пункт, военизированная охрана, проезжающие грузовики — свидетельство того, что завод действует. В апреле этого года завод, находившийся в залоге у банка ВЭБ, выкупил крупнейший производитель стекла в России — башкирская компания «Салаватстекло».

Генеральный директор «Салаватстекло Каспий», так сейчас называется Каспийский завод листового стекла, ведёт нас по цехам. Новое, современное оборудование работает вовсю — стекло из печи льётся широкой лентой на конвейер, режется на блестящие куски. Фаниль Гумеров рассказывает, что завод уже функционирует в полном объёме. «Всего на заводе работает более 400 человек, в основном местные, приезжих меньше 10 человек. Зарплата больше 30 тысяч. Оборудование используем прежнее, оно высококачественное, скоро, наверное, установим вторую линию. Песок приходится возить из Украины, местный нам не подходит.

Сейчас продукция компании уходит в Казахстан, Азербайджан, Армению, Грузию и на Украину. После ввода линий по производству энергосберегающего стекла предприятие планирует поставлять продукцию в европейские страны».

Похожая судьба и у рядом стоящего завода АО «Керамогранит Дагестан». Это бывшее «Мараби», которое начали строить 10 лет назад — долго о нём говорили, как о прорывном проекте, в итоге из-за множества факторов «Мараби» обанкротилось: много судов, несколько безрезультатных торгов. Но вопреки всему мы увидели, что предприятие работает. Сейчас его владелец — самарский бизнесмен Николай Устинов. 

У входа на завод большой магазин, где выставлены все образцы продукции. Крупные плитки самых модных расцветок — под мрамор, под дерево, под гравийную дорожку, с этническими узорами. Выглядят не хуже, чем самая дорогая итальянская. По словам продавцов, не уступает и по качеству, ведь всё сделано на итальянском оборудовании, и их технологии тщательно соблюдаются.

Заместитель генерального директора ОАО «Керамогранит Дагестан» Михаил Журавлев с удовольствием показывает нам цеха. Из печки под прессом выползает белая плитка, а дальше плывёт по конвейеру к принтеру, который наносит на неё заданные расцветки. Дальше — обжиг, лак, и готовую тёпленькую плитку уже складывают в ящики. Соседний цех не такой живописный, но зато монументальный — в огромных металлических мельницах идёт подготовка смеси из глины, песка и клея для плитки — самый важный процесс. Журавлев рассказывает об особенностях производства: «Печь нельзя выключать, поэтому тут круглосуточные смены, работают больше 200 местных жителей, из приезжих только я и два инженера. Мы уже договорились о покупке второй линии по производству керамогранита мощностью 3,7 млн квадратных метров плитки в год. Нашу продукцию хорошо покупают, популярнее светлые тона, артикулов много. Несколько школ и детсадов Кумторкалинского района купили её на внутренние помещения и внешнюю облицовку. Наш керамогранит прочный, водонепроницаемый, прослужит хоть сто лет».

Сарыкум

В Кумторкалинском районе находится природное чудо — крупнейший песчаный бархан Европы Сарыкум. До сих пор непонятно, как гигантская масса песка высотой 252 метра и длиной 12 км появилась не в пустыне, не на берегу моря, а в глинистой степи. Многие учёные полагают, что бархан создал ветер, который на протяжении миллионов лет выдувал песок с окрестных гор и выносил в эту местность. У подножия бархана было старинное селение Кумторкала, которое и дало название району. Оно разрушилось во время землетрясения 1970 года, жителей переселили в райцентр Коркмаскала.

Сарыкум стал одним из самых посещаемых туристами мест в Дагестане. Экскурсии сюда включены в прейскурант всех туристических фирм. Для туристов тут подготовили и рукотворную красоту.

В Дагестане всего 5 четырёхзвёздочных гостиниц. Одна из них — отель «Сарыкум». Он строился заводом листового стекла, параллельно, чтобы останавливались специалисты. Изящное здание с арками и колоннами цвета бархана видно издалека. И форма похожа на бархан — невысокая, но длинная. В холле оригинально сочетаются современная мебель и старинные дагестанские изделия на стенах — курахский ковёр, кайтагская вышивка. Администратор Айна говорит, что обычно людей бывает побольше, особенно летом. «Иногда бывает занято всего 2–3 номера, а могут быть заняты и все 30. Номера стандартные, выдержанные в спокойном стиле; бизнесмены бывают, депутаты. Стоимость невысокая, 4–5 тысяч. У нас есть конференц-зал на 170 человек, здесь проводят собрания, администрация района на Новый год собирается. Тренинги всякие проходят. Я сама местная жительница, почти весь персонал — местные, управляющий — махачкалинец».

Клубника и пшеница

С сельским хозяйством здесь хуже, чем с промышленностью. Сёла все большие, но почти не видно садов, огородов, виноградников. Теплиц тоже меньше, чем в горных районах. Нас заинтересовала теплица с клубникой. Рядом с ней на открытом поле тоже виднеются красные клубнички, несмотря на то, что уже прохладно. Владелец Магомед Айматов рассказал, что они поставили эксперимент. «Я клубнику в поле 6 га посадил и в теплице 70 соток. Эксперимент не оправдался, клубника на открытой местности лучше растёт. Мы специально ремонтантный сорт купили, даёт 4 урожая за год, на днях последний урожай снимем. Такого сор­та, как у нас, ни у кого нет. А в теплице будем помидоры выращивать, выгоднее».

Владелец СПОКа «Учкент» Абий Самедов раньше был директором учкентского совхоза имени Юсупа Акаева. Сейчас выращивает зерно. «Мой отец — основатель этого совхоза, проработал в нём директором 12 лет. У меня 200 га, с утра очищал землю, жду, когда дожди промочат её хотя бы на 25 см, чтобы пахать.  Я сажаю озимые, лук, морковь. У меня работают минимум 100 человек по трудовому соглашению. Раньше было невыгодно выращивать зерно, сейчас оно немного подорожало и стало выгодно — потому что свои 2 трактора, на них два моих сына пашут, один сын окончил сельхозакадемию и сказал: «Когда не сможешь работать, я буду».

Третий детсад

На днях в селении Алмало открылся детский сад «Ромашка», который ждали со дня основания села. Здание садика и школы построено ещё в 2018 году, школа открылась сразу, а садик нет. Красивое светлое здание облицовано, между прочим, плитой завода «Керамогранит Дагестан», о котором мы писали выше. Внутри всё новое, чис­тое, соответствующее всем стандартам воспитания малышей.

Подготовить «Ромашку» к открытию поручили заведующей детским садом «Солнышко» Коркмаскалы Улангерек Мамаевой.

  «Садик на 100 мест, хотя Алмало большое село, принять всех желающих всё равно не можем. Детсад 3 года не могли открыть из-за отсутствия финансирования на оборудование, наконец районная администрация решила проблему». 

К нашему удивлению, оказалось, что это всего третий детсад в районе, где живёт больше 30 тысяч человек. В районе 7 сёл, все огромные — больше тысячи человек, а всего два садика в Коркмаскале, вот сейчас открылся третий — в Алмало, четвёртый построен в Учкенте и готовится к открытию. Даже в горных районах, где людей гораздо меньше, а молодых семей почти нет, детсадов гораздо больше. Нет детсада даже в посёлке Тюбе, где больше 7 тысяч жителей и два процветающих больших завода.

Коркмаскалинский детский сад «Солнышко» очень ухоженный, во дворе много зелени, цветов. Что самое странное, малыши цветы берегут, не рвут. Но Улангерек Мамаевой хотелось бы лучших условий для своих воспитанников. «Я бы хотела купить интересные развивающие игры. Но главная моя мечта — мягкие плитки на игровых площадках. Сейчас там посыпан гравий, дети падают, расшибаются, царапаются. Но это дорого — 2 миллиона! Многие обещали подарить садику плитку, но пока никто этого не сделал. Хотела бы также навес закрытый».

Новые резиденты и больше воды

Дагир Абдурагимов исполняет обязанности главы района с июня этого года после скандального ухода в отставку прежнего главы Салима Токаева. Коренной житель Учкента Дагир Абдурагимов был главой Учкента 4 года.

Основные претензии жителей к главам района, что при всей близости к Махачкале и хороших экономических показателях, очень много проблем с социальной инфраструктурой. Дагир Атаевич рассказал, как живёт район и какие задачи он сейчас решает.

«В Кумторкалинском районе активно развивается инвестплощадка «Долина новых идей и технологий», раньше она называлась инвестплощадка «Тюбе». Под неё отведено 194 га, из них свободно 70. Сейчас на площадке 4 резидента, среди них «Каспийский завод листового стекла» и «Керамогранит». Они, наконец, заработали на полную мощность, собираются расширяться. При выделении земель было поставлено условие, чтобы работали только кумторкалинцы. Сейчас на обоих заводах более 660 работающих. Вовремя платят земельный налог и НДФЛ, пополняют районный бюджет.

В свое время там планировалось швейное производство на 4 тысячи мест «Нергиз-Дагестан», проект не был реализован. Сейчас ищем новых резидентов. Условия прекрасные — имеется подстанция ПС «Стекольная» с большим запасом электроэнергии, рядом автомагистраль, железная дорога. Нашелся инвестор, который собирается добывать здесь песок, обогащать его и поставлять на стекольный завод. Пока песок везут издалека.

В районе те же проблемы, что и у других. У нас 7 поселений и всего три детсада. В Алмало только что открыли, в Учкенте надеемся в этом году открыть. Проблема в отсутствии генеральных планов, а без них не можем участвовать в целевых программах. В Коркмаскале и в Учкенте имеются утвержденные генеральные планы, поэтому смогли построить там садики. А так, наши предложения и в Министерстве образования, и в Министерстве строительства.  Аджидада и Шамхал-Янгиюрт раньше входили в Кизилюртовский район, с 1993 года они вошли к нам, земли под дошкольные учреждения там сформированы, проекты есть, 80 % работы сделано. В Шамхал-Янгиюрте установили ФАП силами Минздрава.

У нас и с водой проблемы. Учкент питается из КОРа, сейчас на стадии сдачи водопровод из Миатли. В Коркмаскале проблемы с канализацией. Очистные только в посёлке Тюбе — ввели в прошлом году. В Алмало, Тюбе, Аджидада водоснабжение из артезианских скважин, они истощаются и дебита воды не хватает.

В сельском хозяйстве у нас неплохие результаты за счёт ЛПХ. Несколько СПОКов, у которых непрекращающиеся судебные тяжбы за землю. Раньше в районе был виноградарский совхоз «Марковский», в Учкенте виноградники, за счёт этого хорошо жили. Без воды очень сложно выращивать виноград. Мы пытаемся решить этот вопрос. Главная насосная станция в поселке Загородный — это территория Махачкалы, она очень старая, почти не работает.  Мы договорились с администрацией Махачкалы, они нам её передают, оформим документы и подадим в Минсельхозреспублики проект по его реконструкцию.

По программе «Комфортная городская среда» в райцентре укладываем дорогу, в селах Шамхал-Янгиюрт и Учкент разбита парковая зона. Все поселения газифицированы.

Мы много раз занимали призовые места по экономическому развитию в республиканских соревнованиях. Не всё получается, как задумали. Надо исполнять законы, но вопрос упирается в кадровое обеспечение. Не всегда есть нужные специалисты, не все находятся на своих местах, есть проблемы с исполнительской дисциплиной, а ведь для участия в республиканских и федеральных программах нужно готовить огромные пакеты документов. Вопрос стоит и в финансовом обеспечении софинансирования. У нас и так есть бюджетный кредит — по программе «Ветхое жильё» район по суду должен выплатить деньги.

Но планов много – начатое постараюсь завершить. А дальше будем работать так, чтобы не было стыдно смотреть людям в глаза».

Фото

Руслана Алибекова