Алибек Тахо-Годи и Эрмитаж: К истории создания Национального музея Республики Дагестан | Журнал Дагестан

Алибек Тахо-Годи и Эрмитаж: К истории создания Национального музея Республики Дагестан

Дата публикации: 21.02.2023

Тахо-Годи Елена Аркадьевна

От смеха до любви Культура

В середине апреля, ровно посередине весны, в Махачкалу в гости к Лакскому театру приехал Кабардинский...

2 дня назад

Гора Казбек Литература

Залина БасиеваПоэт, переводчик, член Союза писателей России, руководитель секции поэзии Союза писателей...

2 дня назад

«Порт-Петровские Ассамблеи — 2024» Культура

В столице Дагестана стартовал XVII Международный музыкальный фестиваль «Порт-Петровские...

3 дня назад

Весенние звёзды. Глава из повести Литература

Музафер ДзасоховНародный поэт Осетии, прозаик, переводчик, публицист, лауреат Государственной премии им. К....

3 дня назад

Тахо-Годи Елена Аркадьевна – доктор филологических наук, профессор кафедры истории русской литературы филологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова, ведущий научный сотрудник Института мировой литературы имени А.М. Горького РАН, заведующая отделом «Дома А.Ф. Лосева – научной библиотеки и мемориального музея», Председатель Лосевской комиссии Научного совета РАН «История мировой культуры».

Роль Алибека Алибековича Тахо-Годи как основателя Национального музея Республики Дагестан еще недостаточно изучена. Как представляется, тут нас ждет еще много интересных и неожиданных фактов. О некоторых из них и пойдет речь в настоящей публикации.

Алибек Алибекович задумал создание музея в 1923 году. В ноябре 1923 года был организован Дагестанский музейный комитет и нарком просвещения Алибек Тахо-Годи избран его председателем. Комитет осуществлял руководство и наблюдение за научной и музейной работой в республике, за охраной памятников природы, искусства, старины и народного быта Дагестана.

Алибек Тахо-Годи_1920-е гг

Алибек Алибекович не только инициировал создание музея и художественной галереи при нем, не только привел сюда в 1925 году, после официального открытия музея для публики, такого знаменитого посетителя, как Фритьоф Нансен, которого он вместе с Д. Коркмасовым и Н. Самурским возил по Дагестану, но для формирования фонда Дагмузея содействовал организации научных экспедиций по различным районам республики. И тут интересы Тахо-Годи, несомненно, пересекаются с научными изысканиями его деверя, профессора Леонида Петровича Семенова (1886–1959), который после своих лермонтоведческих исследований 1910-х годов в 1920-е годы активно занялся этнографией и археологией родного Кавказа. По свидетельству Л.П. Семенова, в сформированной при научно-исследовательском институте библиотеке особенно обширен и богат был отдел по кавказоведению, включавший «5 тысяч томов редчайших книг по истории, археологии, искусству Кавказа».

Несомненно, именно благодаря Семенову Тахо-Годи привлек в 1924 году к экспедициям по горному Дагестану его друга, художника и этнографа Ивана Павловича Щеблыкина (1885–1947) [1]. Не сомневаюсь, что именно благодаря Леониду Петровичу произошло сближение Алибека Алибековича с Дмитрием Михайловичем Павловым (1884–1931), ставшим первым директором Дагмузея и Дагестанского научно-исследовательского института [2].

Павлов Дмитрий Михайлович

Дело в том, что и Дмитрий Павлов, и Леонид Семенов учились одновременно в Харьковском университете, оба были причастны к судьбе «Домика Лермонтова» в Пятигорске, в начале 1920-х годов Павлов оказался во Владикавказе и читал курсы по краеведению в Горском политехническом институте. Жена Алибека Алибековича, Нина Петровна Тахо-Годи (Семенова), вспоминая в конце 1950-х годов о поездке с мужем в 1923 году в Пятигорск, писала в мемуарах: «Мы осматривали “Домик Лермонтова”. Тогда там был очень маленький музей. Дело только начинало устраиваться. В первой комнате висел на стене большой поясной портрет Шамиля. Алибек Алибекович решил приобрести его для дагестанского музея и в ближайшее время обменял его на ряд экспонатов, подходящий для “Домика Лермонтова”».

Алибек и Нина Тахо-Годи с сыном Муратом в Кисловодске. 1920-е гг

Совет посетить «Домик Лермонтова, где в это время работал Павлов, вполне мог исходить именно от Семенова как лермонтоведа. К сожалению, в воспоминаниях Н.П. Тахо-Годи об истории создания музея рассказывается предельно лаконично: «Был создан музей и из центра получены многочисленные экспонаты, среди них картины наших лучших художников. Я помню небольшую редкую картину Айвазовского “Гуниб”. Айвазовский обычно писал море, но Гуниб у него получился удивительно удачным и как раз таким, каким видишь его с гор противоположного берега реки. Были богатые коллекции картин известных художников-баталистов Т. Горшельта и Рубо, рисунки кн. Г.Г. Гагарина, а также собрания других художников, связанных с Кавказом. Было много старинного оружия и ценная коллекция фарфора, ковров и т. п. <…> Из имения князя Барятинского в Махачкалу была доставлена богатейшая коллекция князя. Там было седло Шамиля, его оружие. Вообще много старинного оружия и других предметов. Был молитвенный коврик известного героя Хаджи-Мурата и его кумган для омовения, подаренный его внучкой Уммочкой Хаджи-Мурат, которую я хорошо знала. Она была родственницей Хизроева по матери» [3].

Но дело, конечно, не сводилось к чисто семейному или дружескому кругу. Усилиями чисто семейными или дружескими освоить все поставленные задачи было бы невозможно. Для изучения природных богатств, истории материальной и духовной культуры Дагестана Алибек Алибекович с помощью Академии наук организовывал специальные экспедиции. Таких экспедиций было около 160 – это огромное количество, если мы учтем, что речь идет только о 1920-х годах [4]. Итоги этой работы были подведены в изданной в 1928 году Алибеком Тахо-Годи в сотрудничестве с Д.М. Павловым сборнике «Десять лет научных работ в Дагестане». Для участия в этих экспедициях привлекались известные ученые из Москвы и Петербурга (тогда Ленинграда). Причем находки, сделанные в ходе экспедиций, попадали не только в Дагмузей, но и в столичные музеи, например, в Эрмитаж. И тут уместно вспомнить имя Иосифа Агбаровича Орбели (1887–1961), будущего директора Эрмитажа, с которым у Тахо-Годи точно так же, как с художником Евгением Евгениевичем Лансере, сохранялись дружеские отношения не только в 1920-е, но и в 1930-е годы. Недаром в книге «Жизнь и судьба. Воспоминания» (2009) дочери Алибека, Азы Алибековны, говорится, что она маленькой девочкой мечтала стать археологом, раз в дом приходит в гости И.А. Орбели.

Орбели И. А.

В 1928 году И.А. Орбели, будучи заведующим отделом Кавказа, Ирана, Средней Азии и стран мусульманского Востока в Эрмитаже, приехал в Дагестан. Он хотел изучать дагестанскую эпиграфику, но чрезвычайно заинтересовался кубачинской культурой [5]. Именно Орбели в 1931 году организовал в Эрмитаже выставку «Дагестан в миниатюре». Но подготовка этой выставки невозможна была без изначальной поддержки этой идеи Тахо-Годи. Неслучайно на прошедшей в Москве 26 октября 2022 г. Международной конференции в честь 100-летия Азы Алибековны Тахо-Годи директор Эрмитажа, академик М.Б. Пиотровский сказал: «Огромное спасибо Вашему батюшке, потому что без него не было бы у Дагестана отдельного зала в одном из главных музеев мира: замечательный рельеф, замечательные вещи украшают Эрмитаж и всему миру рассказывают о Дагестане» [6].

Параллельно шло пополнение Дагмузея из государственных музейных фондов Москвы и Петрограда. Прежде всего это были картины, скульптура, керамика, мебель, которые поступили в Дагестан с разрешения Главного Комитета по делам музеев и охраны памятников искусства и старины Наркомпроса РСФСР. Надо сказать, что Тахо-Годи заботился о пополнении коллекции Дагмузея на протяжении всех первых лет его существования, вплоть до своего переезда в Москву в 1929 году, то есть до последних дней своего пребывания в должности Наркома просвещения Дагестана. Он приглашал для отбора экспонатов и консультаций искусствоведов и в Москве, и в Петрограде. Приезд Орбели в 1928 году в Дагестан содействовал тому, что весной 1929 года Тахо-Годи прибыл в Ленинград для оформления передачи ряда экспонатов из Эрмитажа в Дагмузей.

В архиве Эрмитажа сохранились документальные материалы, которые позволяют нам сейчас представить, о каких именно экспонатах шла речь и что именно было получено для Дагмузея в результате этой командировки. Искренне благодарю сотрудников Эрмитажа и, конечно, в первую очередь М.Б. Пиотровского за то, что их фотокопии были мне представлены!

Сохранилось датированное 22 мая 1929 года извещение, посланное в Эрмитаж из Наркомпроса, из Главнауки, где поддерживается обращение Дагмузея и предлагается «в первую очередь осуществить передачу товарищу Тахо-Годи уже отобранных для означенной цели [передачи в Дагмузей] собраний по истории Дагестана». Остальные материалы, которые не имеют прямого отношения к Дагестану, предлагается рассмотреть позднее. 25 мая 1929 года подписывается Акт (№ 2589) о том, что Тахо-Годи для Дагмузея передается «Кавказский альбом. Акварели Тимма, Бланшара, Горшельта и Фриша, 36 рисунков, переплет кожаный, в серебряном окладе…».

Тогда же, 25 мая 1929 года, был подписан еще один Акт (№ 2590) о передаче трех альбомов. Первый альбом – «Альбом Дагестана 1865 года», открывающийся акварелью, изображающей Гуниб, а следом 83 фотографии. Далее альбом с 50 фотографиями с дарственной надписью «Ее Императорскому Величеству Государыне Императрице Марии Федоровне от верноподданных кабардинского и горских племен». Третий – «Альбом чертежей замечательных дорожных сооружений, воздвигнутых на Кавказе во время царствования Господина Императора Александра II 1855–1880-х годов». И, как полагается, все акты составлены в двух экземплярах, и их экземпляры передаются вместе с вещами Алибеку Алибековичу.

В архиве Эрмитажа хранится письмо, написанное И.А. Орбели директору Эрмитажа, где он просит, в связи с тем, что в субботу 25 мая были подписаны акты, всё упаковать, собрать и позволить Алибеку Алибековичу Тахо-Годи вынести это из Эрмитажа – вынести что-нибудь из государственного музея без официального разрешения, естественно, невозможно даже наркому просвещения.

Но на этом не ставится точка. Готовятся еще два списка предметов к передаче из Эрмитажа в Дагестан. Эрмитажем принимается решение о передаче в Дагестанский музей экспонатов из отдела гравюр и рисунков. Эрмитаж обращается в Главнауку Наркомата просвещения с просьбой эти списки утвердить.

Эти списки также хранятся в архиве Эрмитажа. Первый из них включает в себя экспонаты кавказской или связанной с Кавказом тематики. Второй список — это список картин, намеченных к передаче в Дагестанский музей. Примечательно, что отбираются картины европейских художников, в том числе голландских мастеров, но так, чтобы на них изображались горы, пещеры, горные пейзажи, то есть тематически, чтобы это было ближе Дагестану. Так, например, включаются в список рисунки известного французского художника XIX века Ораса Верне – «Всадник», «Турок». Примечательно, что отобранные работы должны были быть проданы за границу, о чем свидетельствует письмо от 24 мая 1929 года, написанное заведующим отделом эрмитажной Картинной галереи. В нем он сообщает, что в списке из 10 картин, намеченных для передачи в Дагестанский музей, часть картин еще раньше была отобрана на экспорт. При чтении этого документа возникает ощущение, что сотрудники Эрмитажа предпочитали, чтобы картины ушли из Эрмитажа в Дагестан, но не за пределы страны; заведующий отделом оценивает их всего в 4 тысячи рублей, что должно навести начальство на мысль, что от их продажи большой выгоды не будет, что страна ничего не потеряет, если Орас Верне не будет продан, а окажется в Дагестане.

Лев Самойлович Бакст (1866–1924) «Портрет Дмитрия Философова», 1897 Картон на холсте, пастель, 81 х 63 см Из собрания ДМИИ им. П.С. Гамзатовой

В результате предпринятых усилий Главнаука разрешает передать отобранные предметы в соответствии со списками. Дирекция Эрмитажа постфактум 29 мая «подстраховывается» и запрашивает Ленинградгосторг, не имеет ли тот какие-нибудь претензии (то есть не хотят ли отобрать и продать). Но история заканчивается благополучно, о чем свидетельствует письмо от 27 июля 1929 года в Эрмитаж из Дагмузея с благодарностью о получении четырех альбомов, переданных через наркома просвещения Тахо-Годи, и приложение к нему — Акт от 16 июля 1929 года, подтверждающий, что все предметы приняты на хранение Дагмузеем.

Надо сказать, что этот процесс, начатый Алибеком Алибековичем, продолжался и после его отъезда из Дагестана в Москву. Документы из архива Эрмитажа свидетельствуют, что и в начале 1930-х годов производился отбор экспонатов для Дагмузея. Как известно, часть художественных ценностей, передававшихся в 1920-е годы для картинной галереи при Дагмузее, была в 1958 году включена в фонд нынешнего Дагестанского музея изобразительных искусств им. П.С. Гамзатовой. Сюда был передан и «Кавказский альбом» с акварелями Тимма, Бланшара, Горшельта и Фриша. В 2012 г. он экспонировался в Махачкале на выставке к 120-летию со дня рождения Алибека Тахо-Годи вместе с копией акта о его передаче из Эрмитажа от 25 мая 1929 года [7]. В связи с этим хочется обратить внимание еще на один сюжет.

В 2016 году в Москве в Музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина проходила выставка, посвященная 150-летию со дня рождения художника Льва Бакста. После ее посещения знаток литературы русской эмиграции Олег Анатольевич Коростылев, издавший том статей Дмитрия Владимировича Философова, попытался выяснить у меня: какими судьбами сделанный Бакстом в 1897 году портрет Философова – одного из видных деятелей культуры Серебряного века, попал в Дагестан? Тогда я не смогла ответить на этот вопрос, а теперь попробую выдвинуть одну гипотезу.

Марк Дмитриевич Философов

Дело в том, что все акты, которые оформлялись в мае 1929 года о передаче экспонатов из Эрмитажа в Дагмузей, подписывались, помимо И.А. Орбели и Алибека Тахо-Годи, еще и ученым секретарем Эрмитажа, которым в это время был искусствовед Марк Дмитриевич Философов (1892–1938), кузен Дмитрия Владимировича Философова.

Основные занятия Марка Дмитриевича в Эрмитаже заключались в учете и вывозе национализированного имущества из петербургских дворцов в хранилища музейного фонда и его экспертизе, работе с аукционами, связям с провинциальными музеями, получившими из Государственного музейного фонда реальное пополнение своих собраний. «Скажу без хвастовства: в том, что музеи имеют после революции ценнейшие приобретения, мне пришлось играть активную роль… сохранить сотни тысяч музейных вещей, проводить технически сложные операции», – писал Философов в автобиографии, сохранившейся в Эрмитаже в его личном деле [8]. В Эрмитаже он действительно играл довольно существенную роль: в 1926 году – член правления музея; в 1928 году вел учет и регистрацию частных собраний, причем в августе 1928 года исполнял обязанности директора. Но в 1935 году из Эрмитажа его уволили, сослали в Куйбышев. В 1935–1936 годах он руководил художественным отделом Куйбышевского краеведческого музея, затем возглавил научную часть в созданном художественном музее. В октябре 1937 года арестован, а 15 февраля 1938 расстрелян.

По найденным в архиве Эрмитажа документам трудно судить о полноте списков экспонатов, отобранных для передачи Тахо-Годи в Дагмузей, но не имевших прямого отношения к Дагестану. О них упоминается в датированном 22 мая 1929 года извещении, посланном в Эрмитаж из Наркомпроса, где говорится: «В отношении же экспонатов, не имеющих непосредственное отношение к Дагестану – предлагается Вам представить в ГНК [Главнауку] список, возможных по Вашему мнению к передаче экспонатов для утверждения Главнаукой». Были ли это только всадники, нарисованные Орасом Верне, или горные пейзажи из списка, составленного 24 мая 1929 и. о. заведующего Отделом Картинной галереи?

Акт от 25 мая 1929 года из архива Эрмитажа

Почему нарисованный Бакстом портрет Философова, имевший к Дагестану еще меньше отношения, чем эти французские всадники или швейцарские горы, оказался в Махачкале? Кто из искусствоведов порекомендовал Алибеку Алибековичу взять этот портрет в коллекцию? Единственная на сегодняшний момент ниточка и возможность объяснения — это присутствие во всех документах подписи представителя этой знаменитой фамилии и кузена Философова, Марка Дмитриевича. Но это только гипотеза. Думаю, что точный ответ может найтись в Дагестане, к примеру, в архиве Национального музея РД имени Алибека Тахо-Годи, где могут лежать официальные документы — акты приема на хранения, позволяющие понять историю перемещения портрета Философова из центральной России в Махачкалу. И, очевидно, это не единственная увлекательная история, которая связана с основанием в 1923 году Дагмузея.

Список картин, передаваемых из Эрмитажа в Дагестан

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. О нем см.: Бабинцева Н. Архитектор и этнограф Иван Павлович Щеблыкин: слушая камни https://www.baku-media.ru/publications/lichnost/arkhitektor-i-etnograf-ivan-shcheblykin-slushaya-kamni/ а также: https://ourbaku.com/index.php/%D0%A9%D0%B5%D0%B1%D0%BB%D1%8B%D0%BA%D0%B8%D0%BD_%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD_%D0%9F%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87_-_%D1%8D%D1%82%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D1%80%D0%B0%D1%84,_%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B5%D0%BE%D0%BB%D0%BE%D0%B3,_%D1%80%D0%B5%D1%81%D1%82%D0%B0%D0%B2%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%BE%D1%80_%D0%B8_%D1%85%D1%83%D0%B4%D0%BE%D0%B6%D0%BD%D0%B8%D0%BA,_%D0%BA%D0%B0%D0%B2%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D0%BE%D0%B2%D0%B5%D0%B4

2. См.: Лысенко Ю.М. Дмитрий Михайлович Павлов – первый директор Дагестанского Научно-Исследовательского Института: Штрихи к портрету // Вестник Дагестанского Научного Центра. 2012. № 44. – С. 115–118. http://vestnikdnc.ru/IssSources/44/23.pdf

3. «Мои воспоминания» Н.П. Тахо-Годи цитируются по экземпляру из личного архива (С. 28–29 машинописи).

4. Подробнее см.: Дандамаева З.Э. Деятельность Алибека Тахо-Годи по становлению и развитию дагестанского краеведения и музейного дела // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. 2014. № 164. – С. 7–14. https://cyberleninka.ru/article/n/deyatelnost-alibeka-taho-godi-po-stanovleniyu-i-razvitiyu-dagestanskogo-kraevedeniya-i-muzeynogo-dela

5. См.: Магомедов А.Дж., Дагирова  Д.А. Кубачи и Государственный Эрмитаж (Собирательские практики, продажи, изучение искусства промысла) // Вестник Института языка, литературы и искусства им. Г. Цадасы ДФИЦ РАН. 2021. № 25. – С. 49–58  http://vestnikiyali.ru/Journal/Vol25/9.pdf

6.  Цитируется по видеозаписи: https://www.youtube.com/watch?v=uXLxGtj3WJ0&list=PLjRdPAc7-AcJI3J4jpKMaHLIZBtyy15Jn&index=21&t=13094s

7. В Махачкале работает выставка, посвященная 120-летию Алибека Тахо-Годи https://mahachkala.bezformata.com/listnews/letiyu-alibeka-taho-godi/5989199/

8.  Антипова Р.Н. Марку Дмитриевичу Философову (1892–1938) посвящается https://bezmuzei.ucoz.ru/publ/filosofovy/predstaviteli_roda_filosofovykh/antipova_r_n_marku_dmitrievichu_filosofovu_1892_1938_posvjashhaetsja/7-1-0-143