Бизнес-дагестанки | Журнал Дагестан

Бизнес-дагестанки

Дата публикации: 31.01.2022

Наида Хаспулатова

От смеха до любви Культура

В середине апреля, ровно посередине весны, в Махачкалу в гости к Лакскому театру приехал Кабардинский...

2 дня назад

Гора Казбек Литература

Залина БасиеваПоэт, переводчик, член Союза писателей России, руководитель секции поэзии Союза писателей...

2 дня назад

«Порт-Петровские Ассамблеи — 2024» Культура

В столице Дагестана стартовал XVII Международный музыкальный фестиваль «Порт-Петровские...

3 дня назад

Весенние звёзды. Глава из повести Литература

Музафер ДзасоховНародный поэт Осетии, прозаик, переводчик, публицист, лауреат Государственной премии им. К....

3 дня назад

Суровая жизнь в горах не позволила дагестанкам стать послушными красивыми куклами. Считалось, что они слушаются мужчин. Но этих самых мужчин никогда не было дома — то они воюют, то перегоняют отары овец, то работают вдалеке от родного села или ездят за товаром. Естественно, при таком образе жизни мужчины часто погибали молодыми, задолго до того, как сыновья становились взрослыми.

Вот и приходилось горянкам во всём рассчитывать только на себя — они работали в поле, растили скот, ткали ткани и ковры, лепили кувшины на продажу, вели торговлю. Даже когда любимый муж был дома, было не принято особо его обременять. (Вдруг война, а я уставший). В традиционном дагестанском селе было принято, что мужчины работают всего два раза по месяцу в году — весной пашут землю, осенью собирают урожай. Остальное время они сидели на годекане и обсуждали важные темы. Женщины работали круглогодично, не считая таких мелочей, как быт и толпа детей. Дагестанкам было очень тяжело, но это и развило в них самостоятельность, сильный характер, инициативность — качества редкие в средневековое время, особенно в мусульманских регионах. Они и воевали: и с иноземными врагами, и с соседним тухумом; и участвовали в политике почти наравне с мужчинами. А тем более работали и управляли семьёй.

Советская власть эту историческую активность дагестанок очень поощряла. И поэтому, когда в 90-е годы ХХ века мужчины растерялись, зарабатывать на жизнь пришлось женщинам; им некогда было сожалеть о былом и мечтать о будущем, они хотели нормально жить и дать такую жизнь своим детям, и хватались за любую возможность. Вначале это были в основном челночницы, многие из которых сейчас владелицы торговых центров и ресторанов.

Сейчас, помимо классической сферы — торговля и салоны красоты, женщинам интересны современные тенденции, которые они быстро подхватывают и адаптируют. Женщины, про которых я расскажу, обычные жительницы Махачкалы и Каспийска. Нормально, когда создать бизнес помогает отец или муж — таких в Дагестане немало, но мне интереснее показались те, за которыми никто не стоял. И именно таких большинство среди дагестанских предпринимательниц.

От уборки к интернет-технологиям

Когда на одном из мероприятий я увидела улыбчивую, голубоглазую Асият Сулейманову, то и предположить не могла, что она занимается интернет-технологиями. Насколько знаю, она единственная владелица компании в этой сфере в Дагестане, при этом, в отличие от кучи IT-компаний, возглавляемых исключительно мужчинами, сумела подхватить и заработать на совсем свежей услуге. Небольшой офис в центре Махачкалы вполне соответствует такому направлению, скромный и стильный дизайн и самая дорогая техника — совсем не типично для дагестанской женщины.

Год назад я впервые увидела виртуальные туры по российским музеям. Это был взрыв мозга. Я подумала: «Как же так, это всё давно существует, а в Дагестане этого нет? Если весь Дагестан оцифровать, превратить в виртуальную реальность, то все нашу красоту увидят». Эта идея мне спать не давала, я патриот Дагестана. Идею мы пока не реализовали, но начали с малого. Я создала компанию «3D Global», мы предлагаем эту услугу коммерческим объектам и потом размещаем виртуальные туры на Гугл и Яндекс картах. Мы единственные в Дагестане, Чечне и Ингушетии, у кого есть лицензия на размещение виртуальных туров на Яндекс картах. Её очень сложно было получить, у них высокие требования, и они дали нам лицензию, только когда мы загрузили 40 туров.

    У меня 5 сотрудников, фотограф, оператор, программист; в данный момент я формирую отдел продаж. Мы работаем только на Apple, потому что, когда монтируешь и загружаешь туры, явно видна разница в качестве техники.

Все этапы я прошла сама: встречалась с клиентами, тестировала продукт, он немножко тяжело заходит дагестанцам, но есть клиенты, прибыль, динамика роста.

Клиенты — это магазины, салоны, рестораны, детские цент­ры, где потенциальному покупателю нужно продемонстрировать то, что есть. Сейчас разрабатываем маркетинговую стратегию и будем создавать видеоролики, которые будут показывать выгоду размещения 3D туров на Яндекс картах.

Я начала в прошлом году в сентябре, за год мы обслужили больше 50 клиентов, которые уже на карте и 12 проектов в работе, на один проект уходит 10–12 дней, клиенты довольны, у них ощутимо увеличивается число посетителей. Одним из первых было небольшое кафе «Карамель», они сказали, что при загрузке виртуального тура явно увеличилось число посетителей, и многие говорили, что пришли по отзывам.

Я родилась в Хунзахе, в 6 лет с родителями переехала в Кизилюрт, очень любила общественную работу, организовывала мероприятия, мне всегда нравилось работать в команде, любила создавать красоту. У нас в семье все поют, танцуют; папа учитель физики, мама была зав. клубом в Хунзахе, играла в театре; я в детстве занималась балетными танцами. У нас в Кизилюрте жила Ольга Григорьевна — балерина Большого театра, она влюбилась в доктора-аварца и переехала в Кизилюрт, и 4 года я ходила к ней на кружок. У меня и сейчас сильная духовная связь со всей семьей, с мамой, сёстрами, сыном. Все они светские люди, я единственная, кто перестал петь и танцевать, надела хиджаб. Я созрела, у меня произошло познание себя, я изучала очень много литературы и пришла к исламу.

После школы окончила колледж в Костроме, вышла замуж, родила сына, 12 лет работала портнихой, сама разрабатывала модели, хорошо зарабатывала. Но высшее образование всё равно хотела получить, заочно окончила социальный факультет ДГУ и устроилась психологом в реабилитационном центре. Профессия нравилась, но денег не хватало, параллельно шила.

Бизнесом я внезапно занялась 11 лет назад, мы с подругой Эльмухаир сидели на кухне и за чашечкой кофе решили открыть клининговую компанию «Орион», и занимались ею 10 лет. У нас как по маслу всё пошло, мы использовали разные виды рекламы: телевидение, радио, наклейки в маршрутках — лучше всего работали буклеты и рекомендации наших клиентов. Мы сами обучали уборщиц, уже и в тендерах участвовали, брали целые министерства на аутсорсинг. Мне очень нравилось, но потом я подумала: я всё про это знаю, могу руководить на расстоянии. Захотелось что-то другое, и я начала искать. Тем более погибла подруга, и мне стало тяжело приходить в офис, где её нет.  Компания осталась, ею сейчас руководят мой сын и сын подруги, они справляются.

Я периодически полностью меняю сферу деятельности: сначала шитьё, потом психолог с детьми-инвалидами, и вот в 47 лет решила перейти из клининговой компании в IT-технологии.

Для меня самой это был шок, для моей семьи был шок, все говорили: «Асият, занимайся тем, что у тебя хорошо получается, в твоём возрасте зачем осваивать новую специальность?». Но мне это было интересно. Раньше я думала, почему я всё время в поисках нового? Но потом решила, что я зрею, работая с факторами, которые меня тормозят, я расту как профессионал и у меня идёт личностный рост, и это мне очень нравится.

Мне интересно создавать бизнес, но, когда он встал на ноги, становится скучно. В одном бизнес-сообществе мне так и сказали: «Тебе надо создавать бизнес и продавать его, ты умеешь найти идею и аккумулировать людей». Я удачливый стартапер, у меня не пошло только один раз, потому что я работала по франшизе, покупатели были, прибыль шла, но я пришла к выводу, что товар некачественный, меня стала грызть совесть и решила закрыть его. Если у тебя есть идея и она хорошо упакована, всегда можно найти инвестора. Но мне инвестор был не нужен, в обоих случаях я придумывала такой бизнес, где не нужны большие вложения.

Я начала активно общаться с женщинами-предпринимателями и поняла, насколько у нас женщины активные, амбициозные — если поставили цель, день и ночь готовы на неё работать, их не останавливают никакие препятствия. Даже будучи беременными, в декрете, они активно осваивают технологии, интернет-маркетинг.  Я всегда была оптимисткой, всегда хотела созидать. Я не училась предпринимательству, по ходу дела изучала в Интернете. Первое время мне казалось, что бизнес — это игра, у меня всё так легко получалось, ни с какими проблемами не сталкивалась, потом, конечно, возникли. Поэтому если женщина хочет заниматься бизнесом, ей лучше пройти обучение, читать бизнес-книги, но только те, которые написаны настоящими предпринимателями. На бюджетной работе я была как ребёнок, смотрела на жизнь через розовые очки, а в бизнесе созрела как личность, стала непробиваемой.

Очень люблю заниматься бизнесом, прошла курсы «Бизнес молодость», стала куратором, сейчас планирую пройти на «Синергии» курсы МБА — я поэтапно расту. Больше всего нравится сам процесс обучения, люблю осваивать новые знания и мне нравится общаться с предпринимателями, у них другой взгляд на жизнь. В среде чиновников все стандартно смотрят на жизнь, политику, бизнес, рамки какие-то у них есть, а у предпринимателей нет рамок, поэтому мне они интереснее.

Очень люблю путешествовать, больше всего понравилась Чехия, Прага невероятно красивый город, как в сказке, народ очень доброжелательный, улыбчивый, открытый. Для меня это было открытие европейцев. Была в Германии, но мне там никак. Мечтаю поехать в Марокко и Испанию, мне кажется, там люди особенные, но хочу там пожить, а не просто тур купить.

Я готовлюсь к своей мечте, ради которой создавала «3D Global». Мне предстоят переговоры с директорами музеев, с министерствами туризма и культуры. Хочу создать ресурс, в Татарстане есть такой (они оцифровали все свои исторические памятники, и люди могут посмотреть их музеи, исторические памятники), тем более к Дагестану сейчас есть активный интерес, особенно после успехов наших спортсменов. Можно сделать туристические маршруты в виртуальной реальности.

Воспитание боссов

Рукият Багамаева выбрала традиционный для женщин бизнес — полгода назад она открыла детский образовательный центр, дагестанцы к ним уже привыкли. Именно она и её центр меня заинтересовали по другой причине. Недавно журнал «Дагестан» опубликовал интервью с Рустамом Джаватовым, основателем детской деловой школы «Супер Босс». Он утверждает, что с помощью его методик любой здоровый ребёнок может развить в себе фактически любые способности: суперпамять, интеллект, предпринимательский и управленческий талант и т. д. Этим деловым играм уже несколько лет, но Рукият первая взяла методики Джаватова как основу обучения в своём центре и работает по франшизе от «СуперБосса».

Я выросла в семье учителей в селе Первомайское Каякентского района, сама 12 лет проработала психологом в избербашской школе. Потом по работе мужа переехали в Каспийск, но не стала выходить на работу в школу, потому что зарплата слишком маленькая; открыла магазин, потом родила четвёртого ребёнка, тут как раз кризис — доллар вырос в два раза, и магазин закрыла. Три года сидела дома с ребёнком, окончила заочно юрфак Правовой академии. Муж хотел устроить меня в МФЦ, но я не захотела, потому что надоело быть в системе, хотелось свободной деятельности.

Детский центр «Супербосс» я открыла в марте по методике Рустама Джаватова.  Когда открылись, мы бесплатно запустили деловые игры для детей 9–16 лет: «Я директор», «Я оратор», «Я деловой», «Я финансист». Пришли 260 детей, родители сидели и смотрели, и дети увидели, что мир профессий широк. Дети так интересно проявлялись, что родителям это понравилось, и 120 детей продолжили обучение в нашем Центре уже на платной основе — месячный абонемент у нас стоит 3 тысячи рублей. У нас есть курсы скорочтения, ораторского искусства и актёрского мастерства — чтобы избавиться от зажимов, стеснительности. Летом — 3 группы подготовки к школе, ментальная арифметика. Самые популярные направления — ораторское искусство, мы выпустили уже 5 потоков, и дошкольная подготовка. Была творческая студия, но на каникулах дети перестали ходить. Есть и летний лагерь на три часа.

Мне некоторые говорят: «Зачем тебе это нужно, ты должна сидеть дома, заниматься детьми, тебя муж обеспечивает?».  Но я люблю сама всё делать, дома сидеть не смогу. Когда я захотела своих детей отдать в учебные центры, оказалось, что нет направлений, какие я хочу, а здесь я могу приносить пользу — формировать программу, как захочу. Мне нравится руководить. Я давно хотела открыть детский центр, на грант подавала документы; когда ознакомилась с методиками

«Суперпамять», «Финансовый гений», поняла, что такого нигде нет. У любого психически здорового человека есть любые способности, просто их надо раскрыть. Эти методики на глазах усиливают память, а память — это основа интеллекта. Это первый центр по франшизе, мы его открыли совместно с Джаватовым — мои инвестиции, его методики и обучение. Педагогов мы набрали по объявлению, потом провели собеседование, и все они прошли обучающие курсы для педагогов. Родители видят результат сразу, некоторые дети на первом занятии плачут — не хотят сидеть, но проходят 2–3 занятия и они меняются.

С детства мечтала стать врачом, окончила школу с медалью, но мама не захотела, чтобы я 7 лет училась далеко от неё, настояла, чтобы я училась на заочном и работала с ней, поэтому я и поступила в ДГПУ. Но в государственную школу больше не хочу, решила создать свой бизнес, потому что больше возможностей реализовать себя и материально доходы гораздо выше — здесь всё зависит от моих действий. На данный момент я о своём решении не жалею. Работа в центре нравится, она дала материальную независимость от мужа, свободу. Я стала более уверенной, стала брать на себя ответственность. Муж стал меня больше уважать — уже знает, что не сможет меня дома удержать, хотя хотел, чтобы я была в найме.

Из педагогики уходить не планирую, розничная торговля мне не понравилась. Если буду ещё что-то открывать, то это будет касаться женщин, детей. Мне хочется влиять на жизнь людей, делать её лучше. Я горжусь, что у нас уже пятый поток ораторского искусства; дети, зажатые и скованные на первом занятии, становятся активными и общительными. Хотела бы открыть женский клуб с йогой, ораторским и актёрским искусством, чтобы внести свой вклад в развитие женщин.

Дагестанские женщины меняются. Когда я проходила конкурс «Бизнес для мамы» в Махачкале, познакомилась с очень многими предпринимательницами. Когда работала в школе, заметила, что учительницы неуверенные, боятся лишний шаг сделать. Женщина-бюджетник винит всех кроме себя: директора, министра, президента. Женщины-предприниматели — более уверенные в себе, целеустремлённые, у них другой взгляд на жизнь. Бизнесмен везде ищет свою ошибку, у нас есть задача и мы ищем способы решить её при любых обстоятельствах. Предприниматель не боится совершить ошибку, а бюджетники выбирают безопасность из-за страха ошибиться.

Если женщина хочет начать бизнес, надо рисковать, идти и делать. У меня есть соседка, пофоткала в магазине одежду на телефон, выставила в Инстаграм и договорилась с магазином, что за каждого, кто от неё купил, получает по 100 руб­лей. Можно монетизировать любой свой талант, навык — вышивать, шить.

Мои преподаватели не в найме, а в партнёрстве, фиксированная часть суммы, которую платят за ребёнка, идёт преподавателю.

Чем больше к этому учителю ходит детей, тем выше его заработок. Моя тренер по ораторскому искусству работает в нескольких центрах, раньше работала в школе филологом, получала 7 тысяч, сейчас нормально зарабатывает и скоро хочет что-то своё открыть.

Зарабатывать деньги приятней, чем тратить, есть чувство победы, выигрыша, самореализации. Деньги — это инструмент. И ещё приятнейшее чувство понимать, что ты внёс свой вклад в то, что человек стал лучше и счастливее.

Женская территория (бизнес без риска)

В махачкалинский офис ORBIT Long Life я попала несколько лет назад в солидном обществе двух докто­ров наук сразу. Мои подруги предложили посмотреть, попробовать еду, изготовленную в уникальной посуде по новым технологиям. В большом, красивом помещении собралась большая женская компания всех возрастов и социальных статусов, они болтали, готовили, пробовали еду, никто не спрашивал, зачем пришли, а посадили за стол и сразу начали угощать.

Посуда и прочие предметы быта показались мне очень качественными, но слишком дорогими для бюджетницы — заниматься коммерцией я не планировала. Может, и напрасно, мои подруги, с которыми я пришла, неплохо зарабатывали на этом, параллельно работая в вузе. Но в этот офис периодически заходила, уже другие мои знакомые с удовольствием именно там устраивали свои посиделки. И всегда там было много женщин, кто-то хлопотал в кухонном уголке, кто-то сидел за столом, но все всегда расслабленные и улыбающиеся. Тогда я и познакомилась с торговым директором в Южном регионе Шанисат Абдуллаевой, обаятельной интеллигентной женщиной.

Я вышла замуж в 18 лет и сразу родила сына, училась в институте заочно и параллельно работала, и пока мои сверстники учились, я уже стала главбухом автотранспортного предприятия, потом 10 лет работала в администрации Кизилюрта, затем мы переехали в Махачкалу, я устроилась главбухом в Роскомимущества, потом в Пенсионный фонд. Бизнесом начала заниматься в 45 лет, потому что, если работаешь честно, государство всегда платит мало. А здесь начала зарабатывать в 10–15 раз больше, чем была моя зарплата. В 49 лет ушла с работы и полностью занялась своим делом.

ORBIT Long Life я занялась случайно: купила продукцию для кухни и захотела, чтобы мои близкие тоже этим пользовались. Потом купили мои сёстры и подруги, стала дарить их продукцию.  Вначале многих цена шокировала — кастрюля стоит 20 тысяч рублей. Но она и через 10–15 лет будет как новая, её можно передавать детям и внукам — компания даёт гарантию 100 лет, реально она вечная. Я как-то варенье забыла на сильном огне на 4 часа, варенье превратилось в пепел, я его высыпала, сполоснула кастрюлю и до сих пор ею пользуюсь.  Я уже 15 лет с ними работаю, приобщила всех своих друзей, хотя многие занимали достаточно высокие посты.

Когда строишь бизнес честно и за 15 лет ни одного клиента, который пожаловался бы на качество, не стыдно предлагать товар. У нас есть экопрограмма: очиститель воздуха, очиститель воды, который соответствует всем европейским параметрам. Водопроводная вода Дагестана по официальной статистике по загрязнённости 4-я снизу в стране; наш очиститель очищает воду от всех загрязнений, хлора, вирусов, ионизирует, её можно давать даже новорождённому.

Я торговый директор по Южному региону, наши представительства есть в Краснодаре, Ростове, Грозном, Брянске, Махачкале, Хасавюрте, Кизилюрте; планируем открыть во всех дагестанских городах.

Мы в поиске людей, которые возьмут на себя ответственность, полюбят это дело так же, как и мы.

У нас более 5 тысяч сотрудников, но нет такого, что кто-то должен ходить на работу. Обычно люди шарахаются, считают, что все сетевые компании подобны МММ и другим финансовым пирамидам, — очень сильно такие аферисты подпортили нам репутацию. Я бы всё покупала в сетевых компаниях, потому что знаю, кому предъявить претензии. Недавно принесли на ремонт швейцарский блендер нашей компании, изготовленный в 1955 году(!). «Орбита жизни» — это холдинг и его заводы в разных странах Западной Европы: блендеры изготавливаются в Швейцарии, кастрюли — в Германии, матрасы — в Италии и Германии. Мы были на этих заводах, видели. А многие европейские компании реально изготавливают свою продукцию в Китае.

Вы купили наш матрас, пользуетесь, он вам нравится, а он всем нравится — матрас и подушки полностью гипоаллергенные, из верфлекса, 10 лет гарантии. Просто порекомендуй своим подругам, я своим сёстрам рекомендовала не чтобы заработать, а чтобы им было полезно. А дальше вы зарабатываете. Все клиенты, которые приходят к нам, становятся нашими личными друзьями. Взрослые женщины не хотят каждый день на работу ходить. Я хозяин своего времени, я хозяин своего окружения и своей команды. Нередко приходит человек, который мне не нравится, я, допустим, про него слышала, что он кого-то обманул, оклеветал, и я не буду с ним работать. А на госработе, с кем в кабинет посадили, с тем и работаешь, даже если ты начальник отдела.

Мы отдыхаем 3–4 раза в году. Компания поощряет поездкой, мы всей нашей компанией мир объездили. Любую из наших женщин спроси, на что ты потратила деньги, 90 % скажут — на поездки.

Каждый наш клиент покупает не у нас. Чем сетевая компания отличается от несистемного бизнеса? Представьте, я поехала в Италию, Францию, закупила товар, прошла таможню, взяла в аренду магазин, сделала там ремонт, а тут рубль рухнул или товар не продался. Это какие огромные убытки! И непонятно, что с остатками делать. Такое же может быть и с рестораном, производством — можно вложить миллионы и потерять. А в сетевом бизнесе мы ничего не вкладываем, только подписываем договор. Матрас этот одинаково стоит и в Цюрихе, и в Москве, и в Махачкале. Мы устраиваем презентации, готовим в кастрюлях, даём попробовать; клиент может десять раз прийти, чтобы посмотреть, а потом купить. На массажном матрасе три раза бесплатно можно сделать массаж, потом почти все покупают. Договор клиент подписывает с компанией, а представитель просто получает свой процент. И главное, что я не рискую. Даже когда доллар рухнул, продажи упали, мы ничего не потеряли —   просто доходы упали.

Для меня очень важно было, чтобы я свободно себя чувствовала, если работаешь правильно, всё всегда получается легко. Придя в бизнес, я изначально правильно построила компанию — руководящая работа в госструктурах помогла создать такой коллектив, умение работать с людьми. И это привлекает к нам клиентов, и очень многие, купив нашу продукцию, становятся нашими сотрудниками: госслужащие, руководители, домохозяйки, жёны министров. Для того чтобы правильно продавать, тоже нужна учёба, ты в первую очередь должен знать продукцию, и, если не пользуешься ею сам, не сможешь продать.

Для наших женщин это островок, где мы собираемся, приглашаем на презентации, где царит очень тёплая атмосфера. Здесь столько докторов наук, преподавателей, врачей. Но мои самые любимые продавцы — это домохозяйки, так радуюсь, когда у них всё получается. Есть женщины, которые по 10–15 лет не работали, купили нашу продукцию себе, потом предложили родственникам, подругам, появляется статус, в нашем журнале печатают их фото. Была женщина, жена главы района, которая имела образование, но нигде не работала. И вот поехала она в поездку, её на нашем собрании показали в табло; для неё это было таким сюрпризом, она была с мужем, и он другими глазами на неё посмотрел и предложил две работы на выбор.

Мне легче работать с женщинами. Хотя я сейчас прихожу к тому, что, если бы у нас были брутальные мужчины, было бы лучше — в представительствах российских регионов есть мужчины, на Кавказе ни одного.